Страница:Радиолюбитель 1929 г. №03.djvu/4

Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


станции для окончательного разрешения на ближайшей конференции Лиги. Сонет Лиги решил r то же время «реко- мекдовать Конференции, в случае, если Конференция решит строить свою собственную радиостанцию, согласиться на допуск на радиостанцию Лиги во времена конфликтов шпейцарского комиссара и формальным заявлением снять с Швейцарнн всякую ответственность за работу этой станции в военпое время».

2 летний юбилей ЦСКВ

Поздравляем Центральную Секцию Коротких Оолп Общества Друзой Радио, отпраздновавшую 21 марта двухлетний юбилей своей деятельное:и.

Желаем передовой части нашего радиолюбительства дальнейших успехов в деле подготовки новых кадров бойцов за мировую кльтру.

Хождение по мукам

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ гражданина X (будущего ДХ'а) начались с того несчастного момента, когда он, воспользовавшись своей поездкой в Москву, возымел желание получить консультацшо по коротким волнам. Чудеса коротких волн давно приковали к себе его внимание. Сказочные возможности слышать весь мир и говорить со всем миром лишили его сна. Но в том далеком захолустьи, в котором он жил, никто не мог помочь ему, научив его. Во всем городке не было ни одного коротковолновика, ни одного сведущего человека, у которого он мог бы почерпнуть необходимые ему сведения

С восхитительной наивностью провинциала, полный самых радужных надежд, ехал гражданин X в Москву из своего медвежьего угла. Столица, центр, ОДР, МОДР, ЦСКВ, МСКВ, ЦДДР, станции, лаборатории... В его воображении рисовались стройные ряды передатчиков, горы прекрасных коротковолновых приемников, всезнающие консультации.

Первые шаги гражданина X в Москве, оглушившей его звоном трамваев и ревом автомобилей, были строго логичны. Прежде всего он направился в справочное бюро МКХ и попросил указать ему адреса радиоконсультаций по коротким волнам. Справочные бюро работают у нас хорошо. Ответ был быстрый, совершенно точный и ясный — нс знаем. Справочные бюро не’могли указать ему ни одного адреса. Слегка обескураженный, направился гражданин X блуждать по магазинам. Радиомагазипов он нашел довольно много, но все эти Гос- швеймашины, МСПО, КнигостЯозы, Коммунары и up-.чие ^Л'-ктроснияи отразили ею одной особенностью — в них не было ни малейшего намека на короткие волны. Ни одного коротковолнового приемника, ни одной детали, никто ив сотрудников магазинов не мог дать ему консультации по коротким волнам.

В душу гражданина X начали закрадываться тяжелые сомнения. Не фикция ли эти короткие волны, не являются ли они просто плодом богатого воображения газетных и журнальных писак.

Наконец, на второй день скитаний по Москве, счастье улыбнулось ему. В витрине одного частного магазинчика он увидал коротковолновой приемник. Ура! Нить найдена! Кто делает эти приемники? Владелец магазина любезпо сообщил ему. что делает коротковолновые приемники товарищ такой-то. который является секретарем ОДР. Дал и адрес ОДР. Гражданин X воспрянул духом. Моментально полетел в ОДР. В ОДР опять легкое разочарование — названного товарища никто не знает. Секретарь в ОДР есть, но он ноенг другую фамилию. Наконец, после долгих настойчивых расспросов сотрудники ОДР вспомнили,— товарищ такой-то действительно имеется. И даже действительно является секретарем, но только не самого ОДР, а секции коротких волн МОДР, которая помещается в Центральном Доме друзей радио.

Через десять минут гражданин был уже в ЦДДР. Водится здесь товарищ такой-то? «Водится. Но только редко.

предлагаю“). Вместо конденсаторов любители предлагают использовать пустые головы виновников постоянного отсутствия микрофарадных конденсаторов на рынке.

Зайдите завтра». Мы не знаем точно, сколько раз заходил гражданин X в ЦДДР,— то ли на третий, то ли на четвертый день ему удалось все же поймать секретаря МСКВ и поведать ему свое скромное желание — увидеть коротковолновую установку (И получить консультацию. Ответ секретаря МСКВ мало чем отличается от того, что приходилось до сих пор слышать гражданину X — консультации по коротким волнам нет, некоторые приборы есть, но показать их сейчас нельзя, приходите через несколько дней.

Если у нас будет когда-нибудь проведен конкурс на наибольшую выдержку и терпение, то гражданин X несомненно явится одним из вероятных кандидатов на первую премию. Он стоически выдержал и это испытание и пришел через несколько дней. Но ему не суждено было увидеть коротковолновую установку. Секретарь секции коротких волн признался ему, что йе может показать ему ничего коротковолнового и посоветовал направиться в Центральную радиолабораторию МГСПС, где имеется работающая коротковолновая установка и прекрасная консультация.

Интерес гражданина X к коротким волнам успел к этому времени уже порядочно остыть, но на смену ему явилось новое, чисто спортивное чувство — желание во что бы то ни стало пройти до конца все мытарства и добиться своего. По его сливам, он «прошлепал» и в раднолабораторию МГСПС. Лаборатория встретила его неприветливо. Никто не мог толком раз’яспить ему, где и как можно увидеть «живую» коротковолновую установку и получить советы. Но гражданин X не сдавался. Он дошел до самого зава лаборатории. Зав выслушал его и сказал, что установка у них была. Это верпо. И даже работала. Но теперь разобрана. Консультация тоже была. Это тоже верно. Но теперь ее нет. В заключение зав высказался в том духе, что если дорогому товарищу из провинции действительно хочется увидать коротковолновую установку, то он советует ему отправиться к москвичу 2ас, который в полной мере удовлетворит все его желания.

На этом можно закончить рассказ. Москвич 2ас был последним этапом трагической эпопеи скромного провинциала. Попав к 2ас, он увидел, наконец, настоящий передатчик, работающий передатчик. Увидел приемники, волпоме- ры, различные приборы, многоцветные квитанции из всех уголков земного шара. Он с упоением погрузился с головой в увлекательный мир коротких волн. С жадностью вслушивался в таинственные комбинации точек и тире, перелетевших океаны. Расспрашивал. Записывал.

Вся эта история не выдумана. Все это в действительности произошло в .Москве в этом году, пезадолго перед торжественным празднованием двухлетия секции коротких волн.

Стыдно!

Турусы на колесах

/ЛБЩАЯ печать часто пишет о радио, и обыкневепно пишет технически

не вполне грамотно. Это, конечно, нехорошо, но в известной степнп понятно и простительно. Но совсем непонятно и совсем непростительно, когда безграмотные сведения о радио встречаются в самих передачах по радио.

В одной из передач «Комсомольской правды по радио», кажется, 24 марта, был, например, такой шедевр. Читался рассказ о неком советском коротковолновике, покоряющем эфирные дали. Этот самый коротковолновик включил передатчик, взялся твердой рукой за ключ и начал выстукивать в эфир буквы... СК (Эс-ка), что, по уверению автора рассказа, означает: «всем, всем». Вслед за этими буквами оператор отстукал позывные своего передатчика... RK 1850. Покончив с этим трудным делом, этот легендарный коротковолновик напялил трубки на уши и с затаенным дыханием начат вслушиваться — не ответит ли ему кто- нибудь. И, наконец, услышал прилетевший издалека ответ —«Ахтунг, Лейпциг» (!?).

После прослушания такого веселого рассказа, появляется одно жзлание — взять телеграфный ключ потяжелее и постукать им по голове автора.

Очередной «хаос» в эфире

ЛЯЕЖДУ 4 и 13 апреля в Праге состо- ится международная конференция с участием представителей СССР по ра- диовопросам. Главным вопросом будет стоять новое распределение волн между радиовещательными станциями Европы Предстоит новая и большая ломка существующего распределения волн. Конференция при распределении длин волн будет руководствоваться постановлениями Вашингтонской радноконференции. которая для радиовещательных станций отвела волны только от 200 до 545 метров, и, в виде исключения, для Европы предоставлено еще 7 «длинных» длин волн между 1.340 и 1.S50 метров. На волнах от 545 до 1.340 метров не должно быть ни одной радиовещательной станции. Это грозит большой ломкой для существующего у нас распределения длин волн (вопрос может касаться только станций, расположенных в европейской чаелн СССР).

Существующий в настоящее вермя в европейском эфире «Брюссельский хаос* (распределение волн, введенное с 13 января 1929 года), ни в малейшей степени не оправдал возлагавшихся на него надежд и тр буот значительных изменений.