Дело No 40

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
    ОСОБАЯ КОМИССИЯ  ПО  РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ БОЛЬШЕВИКОВ, СОСТОЯЩАЯ ПРИ

ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ

    СВЕДЕНИЯ
    о разгроме большевиками Таганрогского окружного суда
    20 января 1918  года после  трехдневных боев власть в г. Таганроге была

захвачена большевиками.

    На  следующий  же день,  т[о]  е[сть]  21  января,  в  здание  местного

окружного суда ворвалась толпа -- человек в 25 -- вооруженных с ног до головы пьяных красногвардейцев, разгромила несколько комнат и, под предлогом розыска якобы скрытого в суде оружия, разломила штыками ящики письменных столов и шкаф с делами.

    Затем  толпа  эта  бросилась  в  комнату,  где  хранились  вещественные

доказательства, переколола там сложенные и зашитые в полотно царские портреты, а оттуда устремилась в помещение архива, откуда, вынеся свыше 20000 уголовных и гражданских дел, устроила во дворе суда три больших костра, на которых в течение нескольких часов с гиканьем и свистом жгла все эти дела.

    Из отрывочных замечаний отдельных лиц  этой банды о том, что необходимо

уничтожить все дела для того, чтобы не осталось никаких следов о прежней судимости тех, кто нынче является "защитниками народа" и "борцами за свободу", а также, судя по той ярости, с которой была сорвана со стены зала общего собрания отделений суда большая юбилейная группа чинов Таганрогского окружного суда и затем брошена в огонь с замечанием "пусть сгорят те, которые нас судили", можно было с несомненностью заключить, что в толпе этой было много таких "защитников народа" и "борцов за свободу", которые ранее судились за убийства, разбой и кражи.

    Действительно,  при  вступлении  17--20  января  большевиков   в  город

Таганрог к ним поголовно примкнул весь преступный элемент.

    В последующие дни 24, 26, 27 и 29 января на суд производились  налеты в

автомобилях по 5--6 вооруженных красногвардейцев, которые, представляя "мандаты" за подписью председателя местного революционного комитета еврея Стерлина, бывшего рабочего Балтийского завода, реквизировали лучшую в суде мебель, массу канцелярских принадлежностей, 5 пишущих машинок и прочее казенное имущество.

    Наконец, 31  января в суд явился, в сопровождении  вооруженного отряда,

молодой человек, одетый в рабочую куртку, Афанасий Варелас, который заявил председателю суда, что он назначен комиссаром суда, что прежний окружной суд, в силу декрета Совета народных комиссаров, считается упраздненным, а все служащие увольняются от своих должностей и что вместо окружного суда будет действовать народный суд с выборными судьями из рабочих.

    Так временно прекратил свою законную деятельность Таганрогский окружной

суд, а на место его водворился народный суд с судьями без всякого образования и опыта, судившими не по законам, а по "революционной совести".

    Публика  сидела   в  заседаниях  этого  учреждения  в   шапках,  щелкая

подсолнухи и гогоча от смеха над "остроумными замечаниями судей по адресу буржуев".

    По распоряжению  комиссара суда были распроданы  на  оберточную  бумагу

драгоценный во всех отношениях хранившийся в суде архив бывшего коммерческого суда и почти весь архив уголовных дел окружного суда в числе до 48 000 дел. Хранившиеся же в кассе суда ценные вещественные доказательства в виде золотых и серебряных вещей были распроданы путем аукциона, устроенного в суде же, причем покупателями этих вещей явились народные судьи и красногвардейцы.

    17 апреля большевики в панике бежали из Таганрога, и 18  апреля  он был

занят вошедшими немецкими войсками. В тот же день состоялось первое заседание общего собрания отделений Таганрогского окружного суда, и суд снова восстановил свою насильственно прерванную деятельность.

    При подсчете председателем  суда сумм,  израсходованных  большевистским

судом на его двухсполовиноймесячное существование, оказались взятыми из казначейства по ассигновкам из сметы окружного суда и израсходованными 150 тысяч рублей -- и это при наличии того обстоятельства, что 67 чинов судебного ведомства были уволены от должностей без выдачи им какого-либо содержания и что доход от вышеуказанных финансовых операций народных судей по продаже дел на оберточную бумагу и вещественных доказательств с аукциона не вошел в помянутую сумму денег. Нормальный же расход окружного суда в то время определялся в 30 000 рублей в месяц.

    Кроме  того,  сам комиссар суда, бежав  17  апреля из  Таганрога, успел

захватить с собой из кассы суда еще 14 000 рублей.

    Все  вышеизложенное основано  на данных,  добытых  Особой комиссией  со

строгим соблюдением Устава уголовного судопроизводства.

    Составлен 15 мая 1919 года в г. Екатеринодаре.
    С подлинным верно:
    Секретарь Особой комиссии: (подпись)