Сводка сведений о злодеяниях и беззакониях большевиков No 15

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок

ОТДЕЛ ПРОПАГАНДЫ ОСОБОГО СОВЕЩАНИЯ ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ, ЧАСТЬ ИНФОРМАЦИОННАЯ, 30 мая 1919 года, No 3616, г. Екатеринодар, Екатерининская 50, "Бристоль"

    Кубань. По сообщению казака  Девосеева, в  станице Владимировской  убит

большевиками его отец Артем Девосеев за то, что сын его был в партизанском отряде. Сначала большевики били его прикладами, а потом застрелили и мертвого уже кололи штыками.

    По словам казака Синилова, в той же станице были убиты большевиками три

брата Синиловых при следующих обстоятельствах. Когда большевики потребовали от населения рыть окопы и стали вызывать на работу, из одной избы вышел Андрей Синилов и сразу без всякой причины был расстрелян большевиками, которые потом глумились над его телом. Другой брат его, Григорий, убежал из станицы и несколько дней скрывался, но затем вернулся домой. Когда большевики об этом узнали, они его схватили и хотели зарубить его шашками, но ему раненым удалось вырваться, он прожил еще пять дней, спрятавшись в яму, где на пятый день в страшных мучениях умер. Третьего -- Гавриила -- зарубили вдали от Владимирской.

    В той же станице был заколот  70-летний старик-казак,  которого  четыре

большевика спереди и сзади кололи штыками. Несмотря на страшный крик и мучения старика, большевики закололи его до смерти. Покойника взяли за ноги и поволокли на улицу, где он пролежал целые сутки.

    В этой же станице был казнен священник о[тец] Александр и четыре  брата

Осеевы. Всех замученных, расстрелянных и казненных в станице было около 700 человек. Все эти казни были произведены между 5 и 10 июля 1918 года.

    Перед  уходом  большевиков из Мариуполя в мае с[его]  г[ода]  ими  была

устроена "социализация женщин". Были оцеплены все людные места города, и все девушки и женщины, не успевшие или не сумевшие скрыться, попали в руки сначала уже подгулявших комиссаров, а затем к солдатам. Все они были изнасилованы, часть замучена, а многие оставшиеся в живых покончили с собой.

    Всюду массовое заражение венерическими болезнями.
    Дон.  В хуторе  Грачинском  Гундуровской  станицы казачки  Анастасья  и

Пелагея Нежиловы и Ксения Толмачева за отказ делить любовь с красными были зверски ими убиты и вывезены за хутор.

    Красные, выгоняя женщин и девушек  на окопные  работы в  районе станицы

Каменской, старались всех живущих в одном хуторе направлять верст за 20 от их хутора, чтобы свободней издеваться над своими жертвами.

    Казак   Новониколаевской  станицы  Баладин,  служивший   стражником   в

Талаковской волости Таганрогского округа, был арестован и убит большевиками в Сартане. О его смерти казачка, случайно видевшая картину казни, рассказывает следующее. Баландин, увидевший казаков среди красных, закричал: "Позор Дону, вы продаете казаков!". Красные набросились на него с криком: "Кто ты такой?". "Я казак станицы Новониколаевской Всевеликого Войска Донского"112, -- был гордый, бесстрашный ответ. "Зарубим", -- закричали красные, замахнувшись шашками. "Я умираю, но кровь казачья никогда не умрет", -- прокричал Баландин и в ту же секунду был засечен шашками.

    В Ташкенте  в январе 1919  года  произошло восстание  против  советской

власти, и весь город был в руках восставших, но 2 января к большевикам подошли новые силы, они ворвались в город и в течение недели продолжали убивать жителей в домах и на улицах. По точному подсчету, всего расстрелянных русских и мусульман оказалось до б 000 человек. В числе расстрелянных было 147 гимназисток, которые во время боев перевязывали раны, масса 14-летних гимназистов и других детей. Целые семьи были уничтожены как "буржуи".

    Расстрелянных собирали в кучи, снимали с них одежду и обувь  и выбивали

штыками с зубов золотые коронки. Один из большевиков -- Толкачев -- перестрелял один до 300 человек. Этот же Толкачев предлагал бросить трупы расстрелянных собакам. В числе расстрелянных был брат Керенского113, занимавший в Ташкенте должность товарища прокурора Палаты.

    Через  неделю  расстрелы на  улицах  прекратились и начались  обыски  и

аресты. Было арестовано до 700 человек, которых ежедневно по 10--12 человек убивали в бане Ташкентской областной тюрьмы.

    Казак Бедай, пробравшийся из Царицына, рассказывает, что он там  слышал

о расстреле в Москве большевиками 5 000 детей, больных сапом.