Страница:МРБ 1280. Ерофеев Ю.Н. Берг Аксель Иванович. Жизнь и деятельность.djvu/25

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


строил мальчишек - всех в одинаковой форме с блестящими пуговицами - в шеренгу и обратился к ним с речью, в которой рассказал об их будущей жизни в интернате, о правилах поведения, о том, что мальчишкам разрешается, а чего делать нельзя.

Акселю стало так страшно от этой предстоящей жизни: всегда - по команде, всегда - на виду, всегда - на людях, что он воспользовался первым же удобным случаем и выпрыгнул в окно. Но побег не удался, его вернули.

И жизнь пошла по заведенному распорядку: кадеты вставали в семь утра, шли на утреннюю зарядку. Потом строем шли на молитву, хором читали «Отче наш», одновременно брались за ложки в столовой.

Но потом жизнь в корпусе стала казаться не столь уж страшной, как первоначально. Появились первые знакомые.

В корпусе царили чистота, дисциплина, муштры и жестокости (нынешних «неуставных отношений») не было и в помине. Соученики Акселя - в большинстве своем дети военных, из интеллигентных семей; понятие о чести и порядочности они усвоили с детства. Абсолютно никаких краж, никакого вранья.

Штабс-капитан Петр Петрович Братке оказался прекрасным педагогом. Он понимал психологию воспитанников и тепло относился к ним. Он проводил с воспитанниками полный день, стремился сблизить их и развить способности каждого.

В Александровском кадетском корпусе были производственные мастерские, спортивный зал, музыкальные комнаты.

Аксель продолжил свои занятия на уроках скрипача, музыканта из оркестра Мариинского театра. Тот несколько раз в неделю приходил в интернат и занимался с желающими," разучивал с ними Баха и Генделя, Чайковского и Моцарта. Скоро Аксель занял место второй скрипки в кадетском оркестре под управлением Франца Францевича Шоллара.

Но случались и конфликты. Один из них - с преподавателем немецкого языка фон Бурей. Тот страшно важничал, потому что преподавал не только в Александровском кадетском корпусе, но и в аристократическом Пажеском. Его коньком была зубрежка стихов - он заставлял заучивать длиннейшие стихи Гёте и Шиллера, считая, что именно так у воспитанников мож24