Страница:Радиолюбитель 1924 г. №02.djvu/9

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


гость из

МЕРТВОЙ

ЗОН Ы”

Рассказ Г. Б. Малиньяка

Я сйдел у радиоприемника, когда в дверь кабинки кто-то постучал. Стрелка хронометра показывала 23 часа последних суток 1923 года. Я был уверен* что кроме меня и часового у калитки никого больше не оставалось па территории нашей станции. Все ушли: кто в кабачек, кто в клуб, кто в гости, кто домой. В этот момент половина белого населения земного шара готовилась к встрече Нового Года. Все, кроме нас, — рабочих Воды. Света п Связи.

— Войдите! — крикнул я.

Это был нстопнпк нашей станции. Старик был в слегка уже „приподнятом" настроении.

— Мы уходим с Трифоном, товарищ Анодов. Спокойной ночи и с наступающим вас, тов. Анодов.

— Спасибо. II вас тоже. Кстати, вы там печку протопили?

— Как в бапе, тов. Анодов. Довольны будете беспременно.

"— А угара не будет, как в тот раз?

— Не должно, тов. Анодов. А ежели в случае чаво, вы вон ту трубу откроете, ветерляцию пустите и пройдеть.

— Прекрасно. Спокойной ночи.

В ожидании прессы от трансатлантической радиостанции в Науэне, я забавлялся перехватом иностранных телеграмм и поисками незнакомых станций. Весь эфир наполнен был почти одними поздравительными депешами.

Куда я откуда их не несло! Из Галифакса в Сидней, из Каира и Кангкок, из Парижа в Сиерра Леона, из Аризоны в Лондон, из Боливии в Палермо, из Флориды в Лодзь.

С моей головой начало твориться что- то неладное. Не знаю: от разрядов ли атмосферного электричества, от треска ли усилительного аппарата, от дымившей ли печки.

Швейцарский хронометр показывал 23 часа 55 минут по времени меридиана Гринвича. Я перешел на волиу 13000 метров. Германский великан -) уже начал передавать земле н небу свой таинственный сигнал европейской полночи —

О X О G О.

Печка дымила все больше и больше.

Повторив 7 раз под ряд букву „X" (икс), гигант ровно в 23 часа 58 минут дал первую букву яО“, затем промежутками по 10 секунд повторена была пять раз буква „V', вслед за ней „0“ и пятикратное „О". До полночи, до Нового Года, оставалось всего 10 секунд. Великан испустил последнее протяжное „О", а с этим вздохом умер 1923 год.

Я протянул руку к новому календарю, но сейчас же отдернул ее обратно. На обложке большими черными буквами на красном фоне я ирочел число 1944 год.

1) Перепечатано из жури. .Техника Связи".

Радиостанция Паузи.

Одновременно п дверь раздался сильный стук.

— Кто там? — воскликнул я.

В кабинку вошел какой-то незнакомый мужчина в дорожном пальто и кепи и молча уставился на меня большими неподвижными глазами на гладко выбритой, бледной физиономии, лишенной всякого выражения.

— Кто вы? — резко повторил я свой вопрос.

— Я? Я-О И О Г О.

Я никак не мог вспомнить, где я слыхал это знакомое имя.

— А что вам здесь нужно? — гневно спросил я незнакомца.

— Мое имя Оного! Вы только что слыхали его на расстоянии многих тысяч километров. А сейчас вы видите меня в лицо.

Даем пощечину мощностью в

несколько киловатт-.

— Но что вам от_ меня нужно, гражданин Оного?

— Что мне нужно? Мне нужно пере дать вам коо-что... Одну большую тайну. Разрешите присесть?

— Пожалуйста, только я должен вас предупредить, что мне некогда.

—Я знаю Я пришел на весьма короткий срок. Я должен спешить. Нам могут помешать. Поэтому слушайте меня вин мательно. Я—Оного — радиосигнал полночи в Европе. Вся моя жизнь продолжается всего ЗОН секунд. По законам электричества н Физики я должен был умереть ровно в 24 часа. Но, увы. сегодня я не мог, я никак не мог умереть. Мне некому было оставить в наследство мое изобретение, мое достижение, над которым я упорно работал ровно двадцать лет.

Незнакомец указал пальнем на обложку календаря, на которой я опять прочел цифру „1944“.

— И вот на волне 13000 метров,—продолжал своим ровным, бесстрастным голосом Оного, — я неожиданно увпдел лампочки вашего приемника. Это было там, недалеко от мертвых зон. Кроме вас, там никого больше не было. И поэтому я решил доверить мою тайну с а м.

— Какую тайну? Что вы изобрели? — спросил я нетерпеливо.

— Я изобрел человека!!—почти топотом ответил Оного.

Я вскочил со стула и воскликнул:

— Гражданин Оного, вы выпили лишнее иля угорели от нашей печки, иначе вы бы знали, что патент на это изобретение существует уже тысячелетия В старину имя его было — бог, а сейчас — природа.

Оного снисходительно улыбнулся.

— Вы говорите о типе животного, который называется .смертным человеком". Этот тип устарел и никуда не годится. Он дефективен. Его органы грубы, а сердце его—генератор ничтожной мощности. Колебания его энергии быстро затухают. Его скелет хрупок. Подумайте только—скелет из кости! Бррр! Радость собакам, материал для выделки густых гребенок, а не для конструкции людомашины. Прибор топорной работы... Между тем, как я...

Оного лихорадочно порылся в портфеле и вынул оттуда несколько чертежей. На одном из них я прочел надпись:

„Схема людоприбора'

Водя карандашем по линиям чертежа, Оного продолжал своим размеренным голосом:

— ...между тем как я строю человека иначе. Вот этот скелет, вы виднте- построен из нооалюмнвия. Его внешние контуры покрыты оболочкой и весьма тонкой, эластичной, но прочной кожи, имитации кожи смертного человека. Его конечности ничто иное, как протезы, изготовленные по последнему слову техники, так что, в случае поломки, могут быть в любое время заменены новыми. В грудной клетке помещается приемник электромагнитных волы с 20-кратным усилителем принимаемых колебаний. Несколько сот катодных реле, управляющих различными механизмами, и миниатюрная динамо-машина большой мощности занимают весь желудок и живот моего приятеля, фамилия которого — В л и ц. В череие моего друга Блаца помещается камера радио- фотографического апаарата, а зрачки его глаз, разумеется, ортопедических глаз, - это только две диафрагмы об‘ск-