Страница:Радиолюбитель 1925 г. №17-18.djvu/10

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


О 356

!■ I I w > iif i ' r •#' r rrwmi

РАДИОЛЮБИТЕЛЬ

1925 □

— Четыре мотора из дюр - алюминия п иридпя по Юно сил каждый.

— Ее полезная нагрузка?

— Всего 50 тонн газовых бомб и « только же снарядов с микробами. Ко эволюцнп элементарно просты. Взгляннте- ка на эту карту, ваша свотлость. Вот эти несколько квадратных дюймов на карте представляют собою целую республику. Масштаб карты 1: 10.000.000, Иначе говоря, этн несколько дюймов представляют собою территорию в 2000 квадратных километров. Это—задача. А пот исполнение.

— Я нажимаю ключ своего радиопередатчика. Тотчас же со скоростью одиого квадриллиона киломотроп в час в пространство устремился пучок электрической энергии. Это обыкновеннейшая радиоволна и ее законная скорость распространения. Наш пучок встретил иа своем пути миллионы автепн, по только одиа единственная, маленькая рамочка, ютящаяся в фюзеляже моей машины и настроенная в резонанс этому пучку, подхватила его и услужливо укрыла в лабиринте приемпо-уенлительного механизма- Подстегиваемый электронами, наш пучок мчится дальше. Вот он задел язычок чувствительного приборчика, носящего название релэ. Язычек дрогнул и вместе с ним,точно подстегнутые хлыстом, дрогнули 4000 коней моторов нашей машины. Я вторичио иажпмаю ключ. Под действием второго пучка дрогнули крохотные гусачки релэ, стабилизатора и руля самолета. Машина, точно призрак, уносится ввысь. Вот она уже реет над обреченной республикой. Я’ опять нажимаю ключ. В фюзеляже дрогнуло несколько релэ селектора. Послушные комапде электрического начальника, цилиндры бомб разжимают свои платиновые пальцы. С высоты десятка километров виптообразно поиесся иа землю снаряд. Кучевое облако газа прилипло к земле. Оно плотпо окутало ядовитой вуалью 400 ярдов пространства.

Четыре часа полота и одна четверть обреченной территории ужо охвачена ядовитым потоком. Остальные 75% за нас работает ветер, галопирующая зараза и неизбежные катастрофы. За нас работают столкновения поездов о зачумленными машинистами, автомобили с отравленными газом шофферамн, бешеные животные, короткие замыкания, огонь от оброненных примусов, сигар и трубок, открытые водопроводные краны и сотни, сотни других случайных сообщников пашей великой операции.

Четыре часа работы, милорд, и война окончена!..

А главное, милорд, мы торжествуем, не пролив при этом собственноручно ни , едипой капли крови. Мы дажо ис воюем... Мы не пробиваем варварским штыком ни единой груди вашего противника. Мы не распариваем больше ничьих жшютов. Мы не выковыриваем больше ничьих желтых отвратительных внутренностей, как это делается сейчас...

— Да, милорд, мы можем разору житься.

— Наш новый вони—мотор, его оружие—газ, а мозг—радио...

ЧАСТЬ VIII

Электронный вихрь

Костляные руки соеатора дрожали от волнения.

— Чэндлер, — сказал он значительно мягче,—положение слишком серьезно для шуток и препирательств. Я не робкий трус. Но п паши предположения и доводы, может быть, все-таки вкралась ошибка. Вы утверждаете, что нам завтра грозит поголовное уничтожение. Па чем вы осповъшаето это утверждение?

— На заппско,'которую этот гениальный мерзавец передал своим помощникам и шпионам по радио. Я перехватил ее частями на разных волнах. Вот его послание, полюбуйтесь:

„Патрулям радиоплана призрак среду полночь следите ходом химической атаки Бостона—Хинсон Ллойд".

Сенатор вскочил и бросил взгляд на свой хронометр.

— Пора действовать. Я еще успею сделать кое-какие шаги.

— Боюсь, сэр, что ваши „шаги" будут очень длинные... Что вы намерены предпринять?

— Эвакуировать Бостон.

— Как сенатор, сэр, вы, конечно, нс обязаны быть особевпо умным, по, годдэм. такое безрассудство непростительво даже вам.

— Так что же, чорт возьми, вы прикажете делать?

— Что делать? Молчать и принять бой! Первый бой в эфирном пространстве,— возбужденно воскликнул Чэндлер. — И, годдэм, хороиите меня потом без музыки, если я не превращу этот „Призрак" в кучку золы и облачко вонючего пара...


. Над тяжслыми£и черными, как густые чернила, водами Галифакса спускалась ночь. Хронометр в раднокабнно на яхте „Стыдливая Мимоза" показывал без четверти 24 часа. Хиксон-Ллойд подошел к пульту и нажал кнопку электрического звонка. Тотчас же па яхте послышался злобный и ровный гул пущенных машин. Ученый нажал ключ.

Он взглянул в океаи. Вдали на гори- зопте видно было, как чудовищных раз-

тнорцу и командиру исе малейшие откло' нения стрелки тахометра и барографа Сидя на яхте, Хиксон-Ллойд читал ва ленте осциллографа очередной рапорт своей машины.

Машина сообщала: „Скорость полета- 515 километр. Иа востоке кучевые облака".

Он взглянул на распростертую карт) штата Массачусетсе.

— Еще 120 километров — 14 минут... тринадцать с половиной... тринадцать...

И вдруг ученый вздрогнул. В роговой орбите его очков сверкнуло олово его водянистых глаз. Лицо искривилось нечеловеческой, ужаспой злобой.

Па лепте осциллографа сначала неясно, потом все резче начипали появляться очертания каких-то посторонних иероглифов.

Помутневшими от страха глазами, он прочел таинственное послание: Хнксоп-Л.юйу от 5КТ.

Ваша карта бита. — Поднявший меч от меча погибнет.

С отчаянным усилием ученый бросился к аппаратам. Чьи-то неведомые радиосигналы властно врывались в тайную комбинацию его волн.

На лепте появился резкий зигзаг. Из рупора контрольного приемника, принимавшего механические сигналы „Призрака", вырвался пронзительный свист. Хиксон-Ллойд закрыл лицо руками. Он понял, что это означает. То был крик агонии чудовищной машины, смертельно раненной чьей-то меткой радиострелой...

Вихрь электронов-, посланный рукой Томми Чэндлера, попал на релэ моторов

— ... сто имя—Хиксон-Ллойд,—закончил Чэндлер при гробовом молчании собравшихся.

Сенатор Мак Хобби провел рукою по высокому лбу.

— Слушайте, вы, Чэндлер. Если в нашей чудовищной повести ость хоть одно слово неправды, то завтра жо вы...

— С удовольствием, сэр,—перебил ого Чэндлер.—Если к тому промели „начинка" снарядов Хиксон-Ллойда не превратит наг. всех в куски гниющего мя«ш

Из рупора оаэдался свист.

моров машина стрелой поднималась ввысь. Минутой позже она скрылась в нависшей лад океаном туче.

Учовый перекрестился и прошептал.

— С богом за короля и отечество!

Пронизывал кучевые облака, плававшие как огромпыо хлопья ваты по сероватому океану мглы, „Призрак" № 241 вихром надшпался иа Бостон. Б фюзеляже огромной машины, словно управ ляемые десятками невидимых рук, чотко работали бесчисленные механизмы.

Впиваясь платиновыми зубцами в бо луго ленточку перфоратора, мохаипчсскнй ключ радиопередатчика сообщал своему

самолета и сбил его с настройки на пол- миллиметра. ..

Столб пламени поднялся кверху и горя щал могила гениальнейшей радвокон- струкции XX столетия медленно упала в черные воды Атлантического океана...

Эпилог

Ты прав, читатель. Это—действительно бездарно написанная повесть. Но ты безусловно неправ, утверждая, что все, только что прочитанное тобою-утопия легкомы с лонного автора - фантазера.

Кстати, ты. кажется, говорил мне тоже самоо к в 1913 году, когда я предсказывал тебе казавшуюся тогда пемыслимой войну подземную, войну надземную и nottuy иодводйую.

Сегодня я предсказываю тобе войну без ар м ни н без флот а.

Войну с бесцветным газом, с безвкусной солью, с незримым, всюду проминающий электроном...

ТЫ ДО Л Ж К II БУДЕШ Ь САМ 4 А ЩИ Щ А Т Ь С Я О Т Э Т И X Ч > - Д О В И 1Д И U X ПРО т ими и к о в. ты готов?