Страница:Радиолюбитель 1926 г. №11-12.djvu/12

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Л № 11-12 РАДИОЛЮБИТЕЛЬ

237 А

Рассказ б. Г. Аргина, иллюстрации Е. Н. Иванова.

Казалось, календарь, природа и сам эфир—соединились для того, чтобы доставить реальный день отдыха нашему старому зпакомцу—Ферапонту Сысоевичу Груздю.

Было воскресенье, атмосфера вела себя более, чем безупречно, под Ферапонтом Сысоевичем расстилался гамак, над ним в резонанс колебалось приветливое голубое небо, а все вокруг—и в том числе, занимаемая семейством Груздей дача— представлялось напоенным теплом и светом. Повторяю: Фера- понт Сысоевич блаженствовал и, насвистывая услышанный вчера из Давентри фокстротт, благодушно переводил его беспокойный ритм в идиллическую пастушескую мелодию. В тс же время, музицируя губами, он старался отыскать механическую аналогию между влиянием добавочной нагрузки в виде веса его супруги на сетку гамака и действием добавочного напряжения на сетку электронной лампы.

Ферапопт Сысоевйч в таком благорастворении воздухов и всего прочего, успел даже забыть все бесчисленные муки женатого радиолюбителя, усугубленные режимом экономии из-за погибшего задами — иомните? того задатка, что был внесен за дачу, вызвавшую только односторонние симпатии Ферапонта Сысое- вича, да еще, пожалуй, бешенство его супруги.

' И вдруг столь глубокий, безмятежный покой был безжалостно нарушен. Опасность телеграфировал без всяких проволок семи летний сынишка ферапонта Сысоевича. Мальчик со скоростью электромагнитной волны влетел в палисадник, размерами напоминающий хороший воздушный конденсатор довоенного времени, п еще у калитки истошным голосом громко закричал:

— Папа, rocMiL Мама, гости!!. Спасайся, кто может, гости!!!

Ферапонт Сысоевич через голову отсоединился от гамака. Серафима Иап- кратовна в одном чулке и полукапоте выскочила из дому в сад. Фоксик „Штепсель",—чуткая душа, всегда внимательный к горестям хозяев, громко завыл.

Добавочное напряжение на „сетку".-

А по тщательно возделанным клумбам, обычно—сурово охраняемым заповедникам,—совершенно безнаказанпо заметалась, как атом в молекуле, соседская курица, в черную крапинку, с щербинкой на хвосте.

Между тем, гости приближались грозно и неотвратимо, как вышедшая из берегов стихия. Как лавина. Как мощная волна КЮО-киловаттного иередатчика. Через забор, со все увеличивающимися амплитудами, уже видны были восемь ехидно улыбающихся голов.

Серафима Папкратовна билась и дрожала с высокой частотой. Шопотом она прохрипела:

— Боже мой, боже!.. И чем я их кормить буду?!. II чем я их поить буду??!! II чем я их разговаривать буду???Ш

Если в число муз уже успели кооптировать одиннадцатую—музу - радио, то, несомненно, это она индуктировала своим гениальным планом Ферапонта Сысоевича в тот тяжелый момент.

— Симочка,—также прошептал он,—не беспокойся, я сам расправлюсь с ними. Иди и одень второй чулок и вторую половину капота. Я уж сделаю все, что нужно...

И гости приблизились...

— А мы к вам!—послышались голоса.

— У вас тут такое лоно!

— Дай-ка, думаем...

— Окрестностей—масса!

— Как они тут...

— Небосвод, зелень, горизонт, клумбочки...

Гримаса, появившаяся на лице Ферапонта Сысоевича, вполне соответствовала приятной улыбке танцора, когда он, поддерживая одной рукой четыре пуда живого веса своей партнерши, всеми остальными частями своего тела изображает изящество, легкость и удовольствие от присутствия публики.

— Что же делать... Прошу!—сказал он, —жена будет сейчас. Обед—через пару часов. Наход солнца—к вечеру. Прошу

Гости, с организованностью уже летающей саранчи, покрыли: гамак, террасу и клумбу. И тогда радиолюбитель Груздь немедленно стал приводить в исполнение план, навеянный ему гением радио.

— Граждане,—с’анонсировал он,—пока, до обеда, не послушать ли нам радиоконцерт? А? Пожалуйте все подальше от террасы, программа пойдет отсюда, из рупора...