Страница:Радиолюбитель 1926 г. №11-12.djvu/7

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


А 232

РАДИОЛЮБИТЕЛЬ — 1926 Д

КУЗНИЦА РАДИОИЗОБРЕТЕНИЙ

Как создавалась Нижегородская радиолаборатория им. В. И. Ленина

Очерк Ф. А. Лбовд*

Радиостанция в Твери. — „Внештатная радиолаборатория". — Начало деятельности М. А. Бонч-Бруевича. — Первый приемник м первая лампа.—Зарождение Нижегородской радиолаборатории и „хлебный вопрос".—Застрельщик передовой радиомысли.

„Forgejo de radioinventajoj" — F. Lbov. — En la artikolo oni priskribas embrion de tutmomle konata nun N.-Novgoroda Radio- fabora(orio de la nomo Lenin. R.-Lab. aperis en fondita de M. A. Bonc-Bruevic malgrandega laboratorio en milita radio-akcept-st^cio eu Tverj. Interesa estas desegn 4, prezenfanta unuan konstruitan en Rusio elektronan lampon de M. A. Bonc-Bruevic (en 1916 j.),— tiu embriono el kiu evoluis nuna 25 kil. lampo. Apude lampo estas—regenerativa akceptilo, funkcianta kun tiu lampo.

Тверской период

НАЧАЛОМ мировой войны, в 1914 г. ^ в России организовались три радиостанции— в Москве, быв. Царском Селе и Твери.

Постройка утих станций была, очевидно, вызвана требованиями военного времени и обстановки; Тнерская станция вела только прием; в ее задачи входило „вылавливание" немецких станций.

Начальником станции был Аристов. М. А. Бонч-Бруевич, работавший там после окончания школы в Ташкенте, был назначен помощником начальника Тверской станции, при его участии было закончено ее оборудование и она начала регулярную работу.

Аппаратура станции была от известной (фирмы „Маркони" „Айзенштейновская", был усилитель, работавший на лампах Раунда (со ртутными парами).

В первое же время жизни станции, М. А. Бонч-Бруевичем был построен радиогониометр но методу Беллини и Този, но с некоторыми изменениями. При помощи его станция вела наблюдения за положением германских радиостанций.

Лампы нужно делать самим

-Пампы Раунда, работавшие на приборах 'станции, были такими несовершенными аппаратами, которые теперь трудно себе представить. Нити ламп были из платины; продолжительность жизни лампы в большинстве случаев не превышала 6—10 часов; стоимость—бешеная; за усилительную лампу платили 175 руб., за генераторную—250 руб.

Такие жесткие условия породили мысль —делать электронные лампы самим.

В 1915 году па станцию приехали три француза—сержант и двое рядовых; они привезли с собой „три-тер“ (распространенный у нас в военное время 3-ламно- вый усилитель) и некоторое количество французских ламп; однако, станция продолжала работать па лампах Раунда, г В начале 1916 года в управление Тверской станцией вступил В. М. Лещинский. Еще до пего М. А. Бонч-Бруевичем были сделаны некоторые попытки устройства и откачки ламп.

У нас мало известны массам те условия и обстановка, в которых начинают работу талантливые люди; „мраком прошлого“ (Ползунов, Кулибин, Попов, Яблочное и др.) скрываются те необычайные трудности, которые они преодолевают, упорно идя по помеченному пути.

Читателям „Радиолюбшпеля“ нельзя не знать, в каких муках рождались те идеи, опыт, навыки, венцом которых сейчас являются двадцатипятикиловат- тки, малютки, стокиловаттки и прочее.

Впрочем, многим из них слитком хорошо —по своему опыту—знакома та обстановка работы, в какой протекал первый период жизни создаваемой лаборатории, эгпи „муки творчсства“, „тормозящие работу“ условия. Но им важно лишний- раз увидеть, как эти „муки“ при надлежащем упорстве увенчиваются успехом.

Мы передаем просьбу автора очерка ко всем современникам „тверского периодаPJI, которым попадутся па глаза его наброски,—пополнить имеющийся материал своими воспоминаниями, не считая никакую мелочь недостойной внимания.

Писать в адрес редакции.

Сургуч вместо пайки

Как ото происходило? Ходили по аптекам, скупали подходящие стеклянные трубки. Людей, которые умели бы работать'со стеклом, спаивать его,—не было; соединения поэтому спаивались сургучом и менделеевской замазкой.

Получение вакуума производилось при помощи ртутного насоса Шпренгеля; он должен был работать сутки для достижения гейслеровского разрежения — т.-е. такого, при котором, при приложении к электродам высокого напряжения, получалось свечение разреженного газа в баллоне (для современных ламп такая откачка является далеко недостаточной).

Система насоса отличалась тем, что нужно было все время подливать ртуть. Насос стоял в той же комнате, где жил М. А., рядом с его постелью. Сиденье по ночам у насоса и постоянная возня с ртутью в такой обстановке довели М. А. до серьезного отравления ртутью—он целый месяц должен был вылежать в постели и теперь еще страдает от последствий этого отравления.

По вступлении В. М. Лещинского, которого М. А.

вспоминает, как большого энтузиаста и редкого организатора, удалось „узаконить" существование при радиостанции лаборатории.

Оригинальная лаборатория

Для нее было получено даже отдельное помещение—это была... уборная

размером 3X4 метра, ее первоначальная „аппаратура" осталась на местах, некоторые „части", покрытые доскою, представляли собой рабочие столы.

Но постепенно дело стало становиться на более солидную ногу. При помощи Л. II. Салтыкова, работавшего на станции, дошли до проф. П. П. Лазарева (известного физика) с просьбой помочь устроить вакуумное оборудование.

Живой мотор

Н. Я. Беляков, ныне щюфессор, оказал тверичанам большое содействие; он же привез двухступенчатый ртутный насос системы Краевича. Процесс откачки в нем происходил так, что нужно было беспрерывно поднимать и опускать два сосуда со ртутью по 2—3 кг весом. Механического двигателя пе было и в помине; для откачки „наряжались" „нижние чины", которые должны были работать 2—3 часа, чтобы получить нужное разрежение.

Без стеклодува

Части опытных ламп собирались в специальных сосудах из стекла с отростками- сосуды имели отростки для выводов сверху и шлифованные края снизу; этими краями сосуд помещался, как колокол воздушного насоса, известный из начальной физики, на диск насоса; края заливались сургучом.

Прогревали такой баллон на* насосе при помощи обыкновенной паяльной лампы, надев предварительно на баллон асбестовый колпак, чтобы он грелся равномерно. А сургуч, который помогал держать вакуум, поливали все время водой, боясь, как бы он не расплавился.

В период постройки первой лампы нигде нельзя было достать вольфрама—приходилось бить осветительные лампы и „добывать" материал для катода из них.

Рис. 2. „Слухач" тверской радиостанции. Около него—детекторный приемник того времени.

Рис, 1. Тверская радиостанция: слева—окна станции; справа вдали—казарма.