Страница:Радиолюбитель 1926 г. №21-22.djvu/7

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


А 424

РАДИОЛЮБИТЕЛЬ—1926 А

Профсоюзная оадиоработа в Харькове

Ф. Реусов

IIEOДНО КРАТНО на страницах нашего журнала поднимался вопрос об освещении опыта мест. Радиоработа — одна ив самых новых работ и выпало ее начинать и, в значительной мере, — строить профсоюзам. Интерес к радно час от часу увеличивается.

В тысячах уголков нашего Союза зарождается и развивается нрофсою ное радио, по в каждом из этих уголк-в по собственному почину, по собственному разумению, и хуже всего — всегда с требованиями в радио, превышающими возможности в несколько раз.

В данном случае мы предлагаем профсоюзному радиоработнику для ознакомления навш материалы. Как и во всех других местах, за радио агитировать не приходилось, и на нашу долю выпало только организационно оформлять радиодвижепие и поднимчть уровень технических познаний радиолюбителей, организовывать радиовещание и улучшать условия развития работы по союзам.

На заре

Как и всякий другой крупный центр нашего Союза, Харьков можно рассматривать „провинцией11, по отношению к нашему всесоюзному центру—Москве, и это несомненно подкрепляется тем интересом, какой проявился среди нашего профсоюзного населения после того, как два года тому назад явилась возможность связываться через ради о с Москвой.

Первые полгода издания единственного и до сих пор самого ценного радиожурнэ да „Радиолюбитель* разнесли у нас на Украине первые сведения о радио. Сраву же „зараза" оказалась сильной и форменным образом об’явилась „радсоэпидемья". Интерес был огромный, но первоначальные знания, какие бы руководили этими и. гересьми и укладывали бы нх в рамки действительности среди массы, были ничтожны и „по слухам

Это относится к зиме 1924—25 г. За зиму на производстве организовалось по Харькову 74 радиокружка. Все стремились к радио. Кто-то говорил, что достаточно внести по рублю в кружок чтобы затем всем слушать Москву. Кто-то обещал аппаратуру ив Москвы и из Ленииграда на особо льготных условиях. Утверждали и то, что где-то уже что - то устроили. (Это относится прежде всего к газетным сведениям). Одним словом, I се говорили о радио. И это— в то время, когда отсутствовали инструкторы и хоть сколько-нибудь знающие люди, когда ни потребитель, ни даже рынок, не имели представления не только об электрон-

[ (Окончание с предыд. страницы).

Жизнь Хивисайда в двух словах

Оливер Хивисайд родился в Торквее (Torquay, Англия) в 1850 году, в семье художника. Его дядя Чарльз Уитстон был пионером в деле создания коммерческой телеграфной связи в Англии. На поприще „проволочной" телеграфной связи начал свою деятельность н Оливер Хивисайд, по уже с 1874 года, поселившись в Торквее, он, тогда молодой ученый, посвятил себя изучению теории электромагнитных колебаний Максвелла. Практический ум Хивисайда искал приложения великих мыслей великого ученого к практическим нуждам „проволоки* н радио. Наибольшую заслугу -Хтивис&йда в области проволоки составляет усовершенствование длинных телеграфных линий посредством включения катушек самоиндукции. В своем долголетнем уединс-

пой ламнв, но и о детекторе, когда аппаратура в Харькове совершенно отсутствовала.

В таких условиях вдруг внезапно по Харькову пронеслась радиоволна. Но волна оказалась, к йеликому сожалению, слишком затухающей. Уже к лету все успокоилось, т. е. осталось то, что „выжило" в нашем „мертвом радиоокеане". Кружки организовывались отдельными, сильно заинтересовавшимися товарищами, и после того, как кружок в целом не получал удовлетворения в своих стремлениях, он „затухал*, оставались же только „погибшие люди*, отдельные „столпы* нашего настоящего актива.

Таким образом, отобралось небольшое количество радиолюбителей, которое уиорно работало и к настоящему моменту является пашей гордостью и богатством.

Первые шаги

Несомненно, каждый, прочтя предыдущее, спросит: „а что же вы делали, что не смогли удержать набежавшую волну радиолюбительства?"

Вопрос резонный. И мы как-раз и собираемся на негр отвечать.

Вся масса была прежде всего взволиована раздраконенными газетными сведениями о „чудесах", о великих возможностях. Никто из этой массы не имел представления о детекторных приемниках и ламповых (ламповые приемники были только в 2—4 кружках).

Все они имели весьма ложное и раздутое представление о радио и удержать это движение можно было только постройкой местной радиовещательной станции. Это и было предпринято нами совместно с РОУ Ч- По договору с ними, наша станция, мощностью в 1,2 кв, должна была быть закончена к 19 мая 1925 г., т.-е. очень кстати и вовремя. Но сейчас же придется упомянуть, что постройка непредвиденно затянулась. Станция была пущена в ход только в ноябре м-це, т.-е. более, чем через полгода.

При таких обстоятельства., оставалось пока что только „консультировать" и изменять ложные представления о радио. К этому времени уже появляется торговля радиочастями, хотя и небольшая, появились из Москвы радиоустановки. Но все это после, т.-е. весною, и вскоре затем затирается наступившим летом.

Летом, несомненно, никакого развития нс было. Маячили то там, то сям по городу реденькие мачты. Только не отдыхал и не прерывал своих работ актив радиолюбителей.

  • ) РОУ—Раднообщество Украины, ныне влившееся ОДР.

Ред.

иии Хивисайд держал живую идейную связь с умственной культурой своего времени. Со всех частей света приезжали ученые, чтобы набраться сил и впечатлений от соприкосновения с этим сильным дарованием. Хивисайд оставил человечеству не один „сдой" атмосферы, носящий его имя. Его именем отмечен целый ряд трудов, целый вклад в литературу физических наук. Главная ьв его книг „Электромагнитная теория" посвящена всем достижениям электрофизики за последнюю четверть минувшего столетия. Как всегда бывает, слава к Хиви- сайду пришла не сразу. Его долго не понимали: в частности,^авторитеты по телеграфу отвернулись от всех его теорий. Лишь недавно, в 1924 году, английский Институт Ииженеров-Электриков присудил ему Фарадеевскую золотую медаль. В 1925 г. первый великий исследователь неведомых и далеких путей радио скончался в Торквее-

Очень скверно отразился данпый период на радиофикации клубов и предприятий: Был интерес и даже наплыв, но крайне неблагоприятные условия в сочетании: лето, „радиолина", „ДП“ и „цены" — настолько неудачно повлияли на клубы и предприятия, что и до сих пор не удается ликвидировать создавшееся неверное представление о радио.

Таким образом, детом 1925 г. на усиление радиофикации не обращалось внимания и работы проводились исключительно по поднятию уровня технических знаний и по консультированию. Начиная с люля м-ца, был проведен трехмесячньш широкий семинарии (100 человек), охвативший достаточную массу по всем союзам.

Одновременно велась работа по организации кружковой работы, для чего ns всего наличия кружков было выделено 7 показательных кружков, с руководителями и ста- ростатом, в которых и велась регулярная проработка материалов.

Проблеск

Приближалась осень Много свободного вечернего времени. Необходимо создать благоприятные условия для развития радиолюбительства.

В сентябре созывается первая общегородская конференция радиолюбителей. Опа ознаменовала новую эру в работе. К моменту созыва конференции Радиобюро ужо имело возможность предпринять постройку радиостанции. Остро стоял вопрос с помещением, но, несмотря на все недостатки и стеснения, через неделю по Харьков! разнеслось: „Алло, алло, говорит радиостанция Харьковского Окрпрофсовета... Слушайте... сообщите о слышанном... по телефону. .“ И через 10 минут послышались тревожные телефонные звонки с обрадованными сообщениями.

Это относилось к началу октября.

Радиостанция и радиовещание

Думаем, что читателей несколько заинтересуют и небольшие подробяости о станций. Радиостанция имела мощность 10 ватт. Весь передающий аппарат с измерительными приборами помещался в небольшой комнатке— „закоулке" размерами 1*/* на 21/® аршина. Эта комнат ка имела 2 двери. Одной она сообщалась со студией, а другой — с другой комнаткой такой лее точно величины, где стоял умформер: двигатель ■21/а лош. силы и динамомашина на 500 вольт, а также динамомашина автомобильного типа на 20 вольт для варядки аккумуляторов для передатчика и приемных устройств.

Студия представляла собой тоже небольшую комнатку размерами 5*;2Х6 аршин и была затянута на расстоянии 3—4 верш, от стен собранной свободными сборами крас- пой материей („кумачом").

На вышине 4 аршин был собран из тон же материн (в сборку к центру) потолок. Пол устлан вначала двумя слоями войлока, а затем двумя сдоями ковров. Таким образом. драпировка с гудки была очень „легкая* в обоих отношениях: заглушения резонанса и стоимости

Дальнейшей обстановкой являлись: концертное пианино фирмы „Мюдьбах*, гусли (когда-то принадлежавшие оркестру при Александровском театре), 4 пульта и микрофонная стойка, затем 3—4 простых венских стула.

Такова незатейливая обстановка студии.

Простои микрофон фирмы „Эриксон" с крупным по| ошком прекрасно и до сих пор нам служит. Только теперь несколько изменен его вид при следующих обстоятельствах. Через пару месяцев после того, как /^салция показала блестящие успехи, ей