Страница:Радиолюбитель 1927 г. №07.djvu/8

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Л 242

РАДИОЛ ЮБИТЕЛЬ — 1927 д

„Послание" артиста Александра Блюма своим коллегам, не имеющим

до сих пор радиоприемника

В Я ЕЛИЧАЙШЕЕ из достижений человоче- ского ума, гениальнейшее изобретение передачи звукон, а теперь и изображений на расстоянии, без проводов, в широких кругах, в массе недостаточно оценено, потому что пе все знают и но совсем ясно представляют себе, что такое радио. Если же вдуматься, нельзя не преклониться, по прнтти в изумление, когда видишь небольшой аппарат, состоящий только из одной катушки, без проводов, прямо через воздух, дающий возможность слушать па расстоянии многих десятков верст что делается в большом городе; а город—центр—ведет большую работу в этом направлении. Передача ведется почта целый день. В Москве работают три станции. Передаются самые разнообразные сведения, передаются: речи, концерты, оперы, передается так много, что могут быть удовлетворены вкусы и потребности каждого слушателя. Не’ так давно, всего около тридцати лет тому назад, в провинции, в уездных городах, смотрели как на нечто чудесное, неизмеримо прекрасное, как на мечту — на обыкновенный телефон, который громоздко, при помощи множества столбов, километров проволоки и подсобных приспособлений соединял несколько пунктов между собою. Тогда достаточво было, чтобы кто - иибудь поль- стплся па медную проволоку и связь из-за украденного провода прерывалась; гроза, буря, гололедица и мпого случайностей также нарушали связь.

Для радио утих врагов не существует, и пока в комнате стоит приемник, каждый связывается с культурным центром, каждый живет жизнью большого огорода. Кругозор, радиус приема может быть расширен беспредельно, если усилить свою приемную станцию. Приемный аппарат с двумя, тремя усилительными лампами даст возможность слышать, в буквальном смысле слова, станции всего мвра.

Уже одно то обстоятельство, что можно услышать передачу станции с противоположного конца земного шара, должио повергнуть в высочайшее изумление слушающего, будь это передача концерта или речи па неаонятиом языке или даже телеграфных точек и тире,—перед таким явлением нужно благоговейно преклониться. Это гениальнейшее изобретение, конечно, должно заинтересовать каждого, и тот, кто приобщится к нему актнвпо, проведет много не только интересных и полезных, я бы сказал— даже счастливых часов.

Очень многие не вполне ясно представляют себе всей мощи, грандиозности и разнообразности „радио". Мне приходилось слышать от моих коллег-артистов, что не стоит строить мощный приемник, т. к. из Европы дают только фокстроты. Конечно, только неосведомленность, полнейшее незнание и равно- гушие допускают такое возражение. Думающим, что из Европы передают только фокстроты, я привожу ряд программ различных европейских станций. Кроме тою, должен сказать, что есть такие прекрасные фокстроты, что слушать их доставляет огромпое наслаждение. Я сам слышал несколько таких прекрасных фокстротов из Праги, Глейвица, Берлина и Лондона, что, сидя за аппаратом, хотелось крикнуть „bis", и было очень обидно, что фокстрот кончился и нельзя ого еще раз услышать. Эти фокстроты, несомненно, были написаны большими композиторами. Виг несколько программ из первого, попавшеюся под руку, немецкою журнала „Der Deutsche Uundfunk".

25 ы а я. Б е л ь ф а с i. Брнтаиские композиторы.

Донне — Марш „Pro Patria"

Т р о у э л л — Концерт для виолончели.

У аллее — Ария из „MaritaDa".

Т р о у о я л — Симфоническая поама.

X а р т и — Лесная тишь.

Т р о у о л л — Клич птиц.

Скотт — Колыбельная.

Д ж и б б с — Один.

III о у — Кукушка.

Э п ь го — Тьма.

Всо эти композиторы нам неизвестны.

25 м а я Лей н ц и г. Вечер, посвященный произведениям Рихарда Штрауса.

„Тале сказал Заратустра".

„Бурлеск" для рояля с оркестром. „Смерть н просветление".

22 го мая. М ю н х е и.

Дебюсси — Фантазия для рояля с оркестром (то, что у нас пе играют).

Дюка — Ученик Чародея.

Л а п г е н б е р г. 22-го м а я.

„Missa Solemnis“ (ве идущая у нас).

Где они дохнут

1- я муха. — Куда ты летишь? При наших радиопрограммах около этого аппарата сдохнуть можно.

2- я муха.— Я разочаровалась в радиопередаче и хочу покончить жизнь самоубийством. Верное средство.

(Крокодил).

Брюссель.

В а г и е р—Увертюра к „Мейстерзингерам1:

Сметана— Фантазия „Далибар".

Сен-Санс — Норвежская рапсодия.

Л а л о — „Намуна".

Мак Д о у э л — Эскизы.

П р ага. 22 го м а я.

Ф и б и х — 2-я симфония.

Яначек — Сюита.

Дворжак — Симфопические вариации.

Из приведенных выше программ видно, что в Европе играют не одни фокстроты. Приведены программы только шести станций, и уже в этих программах есть произведения, которые не исполняются в России. Если из шести программ нашлось несколько неизвестных паи произведений, то совершенно нстю, что в программах остальных 180 — 190 стапцйй найдется мною нам неизвестною и интересного. Каждый слушатель может найти то, что ему нравится. Передают опоры, драмы, комедии, оперетты, коицерты оркестра и солистов,'танцы и т. д. Драматический актер может услышать своих заграничных коллег: певец— ловцов, инструменталисты— всевозможных виртуозов и т. д , так что в этом отношении можно извлечь много пользы. Я слышал нескольких скрипачей, у которых и кое-что перепил, слышал превосходные квартеты,следил но партитуре, кроме тою, слышал две неизвестные мне онеры, нсизнестпый фортепианный концерт, две симфонии и много сольных лещей. Слышал неизвестную мне оперу из Тулузы, и пели

там такие певцы, что мои товарищи-москвичи многое бы дали, чтобы услышать таких виртуозов. Слышал я изумительный квинтет- 4 мужских голоса и фортепиано.

Из приведенного перечня, слышанного мной, совершенно ясно, что время, проведенное за. аппаратом, не потерянное время— я извлек пользу, я пополнил свое музыкальное образование. Так и всякий может навлечь пользу, и пемалую. Если же говорить только про ’удовольствие, то и здесь возможности радио огромиы. Желающие могут танцевать фокстроты под музыку первоклассного джазбанда, можно слушать всевозможные концерты. Я с семьей встречал прошлый новый год вместе с Европой. Мы слышали веселье встречающих новый год англичан, немцев, слышали вместе с вашими возгласами и смехом, крики „ура" и смех людей, встречающих новый год в 2.000 — 3.000 километрах от нас. Разве это не удивительно и не грапдиозно?

Кроме этого случая, было много моментов, когда радио в кругу моих близких доставляло величайшее наслаждение. Мы часто п|осиживали до 2-х и 3-х часов ночи, потому что были удивительно интересные передачи. Возможности приема увеличиваются вне города с его бесчисленными электрическими помехами. Я переселился на дачу с приемником, и теперь, вапример, в последний раз принял в гор. Верее 22 заграничных станции, большинство на громкоговоритель.

Мои аппараты приносят мне и пользу и дали много радостей. За аппаратом я отдыхаю и учусь и уже сейчас предвкушаю, что даст радио в недалеком будущем, так как новые изобретения и улучшения в этой области беспрерывным потоком следуют одно за другим. Я очень жалею, что ве обладаю даром поэта. Я не могу ооисать „Радио" и его возможности так, как это изобретение заслуживает.

Мне рисуется радио таким изобретением, которым каждый должен ааиптересоваться. Для этого, может быть, нужпо раз или два услышать хорошую передачу, по иронтп .мимо равнодушно нельзя. Я* убежден, что каждый, в ком есть хоть немного предприимчивости и настойчивости, поняв значеиие радио, заведет себе, аппарат. Можно все сделать понемногу, постепенно. Можно купить в рассрочку и т. д. Лично я, услышав в первый раз передачу без проволоки, был поражен и самим явлением п примитивностью аппарата, и т. к. продающиеся аппараты меня не удовлетворяли, принялся за работу сам. Начавши с простого детекторного, я прошел стадии двух, потом трехлампового; теперь у меня нятиламновый приемник, иа который я слушаю всю Европу, и на очереди у меня коротковолновый и семиламповый приемники. Равнодушю- многих моих товарищей по искусству, неверные сведения о возможностях радио и ■ передачах побудили меня взяться за эту статью. Я искренне желаю своим коллегам ировестн лак же приятно и полезно время за аппаратом, как и я.

Принимайтесь, товарищи, за работу.

Заводите себе приемники, начинайте с милого и легкого и постепенно иереходнте к трудному.

Литературы у нас теперь достаточно. I» любом книжном магазине достанете вы все. что нужно, и за недорогую цену, а журнал „Радиолюбитель" дает все, чтобы сделать самому но подробным схемам.

Убежден, что ншето не пожалеет, если, как следует, займется радио, и каждый, у кою будет сильный ламповый приемник, И|>ою- дет много прекрасных часов.

Паш товарищ-радиолюбитель,

Александр Jj.tKi.4-