Страница:Радиолюбитель 1928 г. №05.djvu/33

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Uto нового

о эфире;

Дальний прием

Сезон идет т: коппу. Это уже чувствуется. Ешс мелькают отдельные хорошие дпн. еще ие ушли совсем из наших телефонов пспац- цы п французы, но общий уровень слышимости земство понизился. Ускользает уверенность в хорошем приеме. Опытные любители. особенно юродские, гак недавно еше с великолепным пренебрежением звавшие к себе знакомых «послушать заграницу», уже опасаются делать «то — есть большой рлск нарваться пл одни разряды. А заставить гостей уверовать в «заграничное» происхождение этих разрядов довольно трудно.

Особенно сказывается успленпе атмосферных помех на юге, где в настоящее время (конец апреля) весна уже в полном разгаре. Любптелп, живущие на побережья Черного п Азовского морей, пишут, что в вечерние часы атмосферные разряды доходят до R7—8 п. конечно, заглушают прием даже сравнительно громких иностранных станций. Ближе к северу положение несколько лучше, благо зпма в этом году упорно не хотела сдавать своп позиции, но все же п здесь прием «уходит» и определенно чувствуется, что скоро мы будем слышать французский язык только п «польском изложении».

Но апрель все же подарил нам несколько хороших дней, которые несколько смягчили грусть расставания с сезоном. Запомнились, например, дни 9 и 18 апреля. Это были совсем неплохие дни. Испанцы, англичане и даже Французы сыпались, как из ведра, а такие исполины ефпра, как Бреслау, Кенигсберг, Каттовнцы, ЛангенСерг и т. д. шли поразительно громко. Просто но верилось, что это «заграница».

Еще одна характерная черточка была у апреля — сносный прием станций в днапа- воне 200 — 600 м и сравнительно очень слабый прием длинноволновых станций. Ке- впгсвустергаузеп, Калундборг, Мотала, Варшава принимались заметно слабее нормального.

Из наиболее крупных «сенсаций» последнего периода надо, конечно, на первом месте поставить сложную перетасовку воля, наиболее хорошо слышимых у нас германских станций и появление в эфире новой «мощной»—Лахти.

Германские станции — Кенигсберг, Глей- виц, Нюрснберг и т. д. неожвданпо смешались Первые дни было совсем непонятно, почему, например, Кенигсберг все время транслирует Бреслау, И только через два- три для удалось разобраться, что на месте Кенигсберга работает Глсйвпц, а Кепнгс- берг «сел» на волну Нюрепберга и т. д. Эта путаница волн повергла в смущение многих любителей.

Второй сенсацией было появление Лахти, который тоже заставил порядком поломать головы любителей дальнего приема. Вдруг в эфире на незнакомой волпс появилась хорошо слышимая станция, которая начинала передачи таким привычным словом: «Ахтунг». Что за новость! Правда, псизве- стиая станция говорила ещё па каком-то языке, но его никто не понял. Нам так и писали—«станция говорить по-вемецкн и по- тарабарски».

Потребовалось троекратное раэ'яснение в «РЛ по радио», чтобы прекратить поток вапросов о «новой неизвестной».

Несколько меньшее, но все же достаточно солидное недоумение, сопровождающееся соответствующим количеством писем в редакцию, вызвала долгая работа Ревеля в ночь с 7 на Ь апреля. В эту пасхальную (по-заграннчному) ночь Ревель очень долго передавал богослужение. Обычно Ревель еиканчквает работу рано п наши любители поэтому с ним вс особенно близко знакомы. Интересно отметить один факт — на какие контрасты можно натолкнуться в эфире — в то время, как Ревель изливал в эфир тягучие звуки богослужения, немного покороче его Мадрид залихватски «наяривал» веселую бравурную оперетку («Королево Кино»).

Из других отдельных станций, чем либо проявивших себя за это время, надо отметить Лион (476 м). Эту сравнительно редко к трудно слышимую в районе Москвы станцию в последнее время несколько раз удавалось принимать довольно прилично. Стамбул все еще никак ие может войти в

Отдел ведет Л. В. Кубаркпп норму, то слышен XOOOIHO, то опять «екп- сает». Очень хорошо слышна Вена (517 м), которая несколько раз, как казалось, делила попытки «переехать» на более короткую волну, что-то около 505—510 м. Дапсвтрн Младший или- как его иногда в шутку называют, «Давснтри-Сын», продолжает оставаться хорошо глышнмым. О непривычки его можно легко спутать с Берлином.

О этого номера мы будем давать обзоры слышимости радиотелефона на коротких волнах. За рассматриваемый период прием коротковолнового телефона был заметно лучше, чем длинноволнового. Трески разрядов, которые засыпали эфир на длппных волнах, были почти неощутимы на коротких и станции принимались чисто н без помех. Наиболее хорошо была слышпа голландская станция Ейндховен (около 31 м). Громкость приема этой станции на одноламповом приемнике доходила до К—8 и была замечательна по чистоте. Называет себя очень отчетливо через каждые два номера: «Оля, оля, пост эыиссион Филиппо Радио Ейндховен Холляпд». Эту станцию можно было хорошо принимать на громкоговоритель.

Не менее хорош был прпем (под Москвой) и американской станции Окипектедп (31,4 м). На три лампы она шла па громкоговоритель довольно громко п очень чисто.

Тов. И. Жеребцов (Таганрог) — один из наиболее опытных любителен-специ- алистов по дальнему приему.

Из других станций были хорошо слышны в разные дпн Вена (4-М м), Лпоп (40,2 м), Рим (45 м), два Пнтсбурга (63 и 43 м), Спрпнгфнльд (70 м).

Наиболее регулярно был слышен Питсбург (63 м). В течение всего апреля было кажется всего две илп три дня, когда эта станция не была слышна. Слышимость ее на одноламповом приемнике доходила до Я—1. Питсбург на 43 м слышен гораздо слабее н менее регулярно.

Что, где и как слышно

Наш Советский Союз велпк. Широко раскинулся он от далеко Тихого океана до Балтийского моря н от холодпых берегов Ледовитого океана до апельсиновых рощ и пальмовых садов Закавказья и раскаленных песков Туркменистана... Условия приема на этом громадном пространство не могут быть одинаковыми. Владивосток и Ленинград, Одесса и Бухара слышат по одни и то жо станции. Если о существовании станций н Шанхае или Токио московский радиолюбитель знает только нз «Путеводителя по эфиру», то дальневосточному любителю они давно надоели. Зато он глухой ночью, наставив инть ламп па приемник, тщетно пытается поймать *отл бы слабый намск на далекий Кенигсну- стергаузен, тот самый Кснигепустсргоузон, который подмосковный дотекторщик гордо отказывается признать оа «заграницу».

Мы в пишем журнале до енх пор освещали условна дальнего приема только по отиошеишо к центральным губерниям, главным образом, говорили о приеме и Москве в под Москвой. Это был безусловный пробел. Не говоря ужо о том, что каждому

радиолюбителю просто интересно знать, что и как слышат его владивостокски® или кавказские собратья, знание того. что слышно на ппших окраинах может оказать неоценимую услугу любителю в опенке качества его приемника н предупредить возможные разочарования. Ведь, прочтя абзац «результаты» п описании приемника и построив его, какой-нибудь сибиряк может просто подумать, что его надули, он нс слышит того, что обещано.

Поэтому, мы с настоящего номера будем давать обзоры слышимости танцлй в различных уголках нашего Союза. Делать эти обзоры нами поручено самым опытным «местным» радиолюбителям. Первым даем обзор «что слышно 1 Таганроге» (берег Азовского моря). Обращаемся с просьбой к окраинным любителям ирисылать нам подобные обзоры.

Что и как слышно в Таганроге

Кто из радиолюбителей не знает как изменчив и непостоянен эфир—с этой стороны он, к сожалению, везде одинаков. Зато жители его—радиостанции—в каждой частя нашего Союза слышны несколько иначе, чем в другой. Попробуем же в общих чер- тах познакомить радиолюбителей с положением «эфирных дел» па юге, на берегу Азовского моря. Прежде всего отметим, что у нас регулярно и хорошо слышны итальянские станции—Рим. Комо, Неаполь (Милан значительно хуже), почти так жо принимаются французские, из которых громче всего Тулуза (380 м), но к 12 ч. плп к 1 ч ночи удается на R4—5 (приемник 0—Y—1) услышать н другие: Лнон (476), Лион (291), Бордо (273) и Тулуза (260). Радио— Пари в этом году, наоборот, слышен очень плохо. Из ненапекпх станций исключительно (громче Тулузы, Рима, Гамбурга) «кричит» Барселона (345), слабее Мадрид и еще хуже—Барселона (462), Карфаген (335) и оба Бильбао. Часто не плохо слышны Берн (Швейцария) п Дублин (Ирландия). Маломощные английские и шведские станции принимаются с трудом и нерегулярно. Но если дальный прием у нас получается вполне приличным, то некоторые хорошо- слышнмые в центре СССР станции отличаются более тихим поведением и слышны сравнительно неважно. К таким мы относим: Гамбург, Копенгаген, (Калундборг работает довольно громко), Стокгольм, Ревель, Мюнхен, Совсем плох прием Гнльвер- сума, Бодена, Нордейха, норвежских станций и финских. за исключением Гельсингфорса, который у нас «орет» значительно громче мощного Ленинграда. Кстати, об «орущих» станциях. Рекорд громкости безусловно побит Каттовицаын. почти также добросовестно «кричат» Кенигсберг и Бреслау. Хорошо слышны: Кеннгсвустер- гаузен. Лейпциг, Нюрепберг, Ауже Франкфурт. Лаягевберг. Берлин и еще слабее а непостоянно: Штутгарт н большинство маломощных немецких передатчпков. Остальные польское станции, кроме Варшавы, слышны значительно тише Каттовнц. Вена п чешские станции (Прага. Брно) «орут» вполне достаточно. Не отстают от ннх Рига, Будапешт, Мотала н Стамбул, хотя прием последнего в настоящее время несколько ослаб. Слышимость Давснтри Старшего но очень громкая, но в этом году она значительно улучшилась. Младший его «братец» пршгимается сильней, зато характер у этого «юноши» весьма непостоянный!

Из последних иностранных новостей очень недурно «граммофоыит» эфир Лахти (Финляндия). Египетская станция Каир слышпа плохо.

Теперь кое-что о поведении нашего эфира. Поело многочисленных наблюдений удалось установить следующие интересные его особенности. Атмосфсрнкп (они у нис почти никогда но прекращаются), как правило, усиливаются к ночи, что сильно затрудняет прием слабых станций. Слышимость станций, работающих на волыах порядка 200—600 м, обычно громче слышимости длпннополнопых. но зато прием коротких воли очень непостоянен, утром и днем (до 2—3 часов ночи) их, например, вообще нс слышпо, н то время, как «длинноволновые иностранцы* принимаются ие плохо. Кроме того, настоящим бичом иашего приема яилястоя чрезвычайно часто проявлю- (пийсл и нешадяший никого, особенно короткие волмы. «фэдинг-эффскт» (замирание). Шутки ого настолько «эффектны», что «орущий» на две лампы Бреслау иля Кенигсберг может в иолминуты превратиться в слабое шипенье! Такое ааммраиио