Страница:Радиолюбитель 1928 г. №07.djvu/15

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Мэмза в 720 см или мастерской „Металлист"— прямонолновой в 600 см. Конденсатор С2 изготовляется из двух пластин: одной подвижной и одной неподвижной. Радиус их 20—30 мм. Неподвижная пластина прикрепляется наглухо к доске, а способ прикрепления подвижной понятен из рис. 1. Зазор между пластинами должен быть около 1 мм. Сотовые катушки безразлично—фабричные или „своего изготовления". Около шкалы конденсатора С надо сделать стрелку - указатель.

Обращаем внимание на следующие обстоятельства: 1) переключатель на длинные и короткие волны должен быть сделан по указанному способу—при помощи закорачивающихся клемм Ак и 3, так как возможность использования контура в качестве волномера требует совершенно, валежных контактов. 2) Подвижные пластины конденсатора должны быть включены именно так, как указано на рис. 5. 3) Монтаж должен быть выполнен толстым проводом (1—1,5 мм.). Общее расположение деталей видно на фотографии рис. 1.

Как пользоваться контуром

Пользование дополнительным контуром очень просто. Антенна и земля присоединяются не к приемнику, а к контуру. Ящик с дополнительным контуром (мы его в дальнейшем будем называть просто „контуром") ставится около приемника так, чтобы катушка коитура была расположена параллельно катушке настройки приемника и так, чтобы оси катушек, примерно, совпадали. Но это последнее условие не является совершенно необходимым, если одна катушка окажется выше или ниже другой, то ото не имеет заметного значения. Точно так же не имеет значения то обстоятельство, что между катушками будет находиться стенка приемника, если только она не экранирована. Если стенка приемника экранирована, то индуктивную связь между катушками установить не удастся и придется воспользоваться емкостной связью. Для этого гнездо 4 контура соединяется проводнич- ком с клеммой „антенна" приемника. Этот последний сяособ следует применять и в тех случаях, когда помехи очень велики, например, прием производится в неносредс1венной близости мешающего передатчика. В этом случав лучше всего весь приемник целиком заэкранировать, чтобы избежать непосредственного воздействия передатчика на катушки приемника, а связь между контуром- и приемником установить емкостную.

Вообще говоря, самое лучшее, если любитель попробует и индуктивную связь и емкостную и остановится на той, которая в его условиях даст лучшие результаты.

Настройка

Самым главным и самым трудным, в получении отстройки по способу сложной схемы является умение настраиваться, лови!ь станции. Первое время, пока любитель не овладеет техникой приема, он, весьма вероятно ничего не будет слышать. Этим смущаться не следует. Сделав это необходимое предисловие, перейдем к технике настройки. Допустим, что мы хотим принять в Москве Кенигсвустергаузен во время работы Коминтерна. Это вещь нелегкая. Любители это знают.

Присоединим антенну и землю к контуру. Контур расположим относительно приемника так, чтобы между катушками приемника и контура было сантиметров десять. В контур включим соответствующую сотовую катушку, примерно, витков в 125. Настроимся сначала на Коминтерн . Это сделать очень легко. Приемник прибл! зительно настраивается на Коминтерн и затем конденсатор антенного контура вращается в разные стороны, пока Коминтерн не будет слышен громко, затем приемник в свою очередь подстраивается на максимальную громкость. После этого можно начать лонить Кенигсвустергаузен. Для этого конденсатор контура антенны несколько выводится (емкость уменьшается) — делений так на двадцать. Слышимость Коминтерна при этом резко понизится. Затем приемник доводится до генерации, и внимательно вслушиваясь в телефон, надо медленно проходить его диапазон в сторону укорочения водны. Когда настройка приемника будет соответствовать волне Кенига, в телефоне послышится очень слабый свист. Свист

Рис. 5. Монтажная схема контура.

этот не надо доводить до пропадания его, не надо становиться на „нулевые биения", надо остановиться на сам м свисте. Затем, не трогая приемник, надо начать вращать ручку конденсатора контура. При одном из положений этого конденсатора свист станет максимально громким. В этом положении контур следует оставить и начать подстраивать приемник. Это делается обычным способом — обратная связь уменьшается до срыва генерации и медленным вращением конденсаторов приемника находится лучшая слышимость.

Когда работа станции услышана, надо последовательно подстраивать контур и приемник на самую лучшую слышимость.

Возможно, что при данном раздвиже- нии катушек Коминтерн все-таки будет мешать. Тогда контур несколько отодвигается от приемника. При этом настройка контура и приемника несколько собьется, и контур и приемник надо будет чуть- чуть перестроить. Такие манипуляции производятся до тех пор, пока помехи Коминтерна совсем не перестанут быть заветными.

Если при первой же попытке настроиться на станцию сразу будет получена отстройка от мешающей, то контур надо приблизить к приемнику и снова подстроиться, прием станет громче. Вообще паю найти такое расстояние между катушками контура и приемника, при котором помехи только-только перестают быть слышными. Приняв какую-нибудь станцию, следует записать все настройки на нее — на контуре и на приемнике. Точно таким же способом ловятся и любые другие станции: приблизительно, очень грубо установливается пастройка на контуре, ищется свист на приемнике и т. д. Станции с длиной волны короче 650—700 м. лучше ловить при схеме контура „на короткие волны". Приемнин же всегда работает по схеме длинных волн.

При емкостной связи между контуром и приемником процесс настройки остается тем же. Емкость связующего конденсатора С2 берется максимальной, контур грубо настраивается на нужную волну, на приемнике ищется свист и т. д. Словом, повторяется то же самое, что и при индуктивной связи с той разницей, что

регулировка расстояния между катушками заменяется регулировкой величипы связующей емкости.

Что дает сложная схема

Отстройка вообще вещь трудная и зависит от слишком многих обстоятельств. Здесь гарантировать что-либо твердое, определенное нельзя. К роме близости мешающей станции и близости ее волны к волне принимаемой станции играет большую роль, например, время приема» Ночью отстраиваться значительно легче, чем вечером. Это происходит оттого, что ночью станции слышны громче. Отстройка получается гораздо легче зимой, чем летом и т. д. В качестве примера можно привести те рееультаты, которые получались у нас п феврале — апреле этого года во время опытов со сложной схемой: в Москве в районе площади Восстания ва приемнике 1-V-0 при работе всех московских станций имелась полная возможность часов с 9 вечера принимать без помех Кенигсвустергаузен, Стамбул, Калундборг, Варшаву, Ленинград it. д. Моталу (1.380 м.) удавалось принимать не каждый день, в зависимости оттого, как громко она работала (ее громкость колебалась в то время). На коротких волнах принимались все станции, начиная с самых коротких и вплоть до Каттониц (422 м.). Дальше мешал МГСПС. Иногда, не каждый день, удавалось совершенно чисто принимать Вену я Иудаиешт. Для сравнения скажем, что без сложной схемы, непосредственно на 1-Y-C нечего было думать принимать все этн станции,— Москва все забивала. Если работал один Коминтерн, то легко принимались нее станции, кроме тех, которые совпадают с его волной или с одной из ею гармоник, т.-е. подавляющее большинство дальних станций (конечно, вообще слышимых в Москве). В небольшом же отдалении от Москвы (20 км) сложная схема дает уже возможность слышать все, что угодно, совсем не считаясь с Москвой, исключая, конечно, совпадающих по длине волны с мешающей станций.

Если вместо 1-V-0 взять одноламповый регенератор, то результаты тоже не плохи. Кенигсвустергаузен, Калундборг, Варшаву и т. д. можно слышать при всех московских станциях. Также очень много слышно станций на волнах 200—400 м. Вообще, количество слышимых станций увеличивается по крайней мере в пять— шесть раз по сравнению с приемом непосредственно на регенератор.

Конечно, удовлетворительно принимать в Москве можно только слышимые громко станции (таких станций около тридцати). Слабые станции принимать трудно, так как сложная схема ослабляет и без того слабый прием. Но это не слишком большой минус—слабые станции становятся сносно слышимыми в Москве к 12 или 1 часу ночи, когда Москва и так уже не работает.

Напоминаем еще раз...

Сложная схема может дать отстройку, но для этого надо овладеть техникой приема и не падать духом при первых неудачах.

Громадную помощь окажет градуировка приемника — градуируйте снои прием- вики.

Не надо пытаться отстроиться от Москвы в Москве днем. Зимой это возможно часов с 9 вечера, летом — часов с 11.

Г1о сложной схеме надо принимать громкие станции, а не гоняться за Мадридами.

237