Страница:Радиолюбитель 1928 г. №07.djvu/36

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Мпго нового

В ЭФИРБ

Отдел ведет Л. В. Кубаркин

Дальний прием

Соловей и кукушка вместо метронома

Радиовещание

в Голландии

Наш очередной обзор дальнего приема охватывает период с 15 мая nq 10 июня. Метеорологические условия па протяжении ©того периода не были одинаковыми. Конец мая был теплым, даже жарким и сухим, но и началу июня погода резко изменилась, наступило значительное похолодание, сопровождавшееся обильными осадками и ветрами, кое-где даже выпал снег. Это похолодание причинило, вероятно, не мало забот и неприяпостей дачникам, отпускникам и т. д., но в нем была и хорошая сторона — первое в ©том году резкое изменение погоды полностью подтвердило наши прошлогодние наблюдения. В прошлом году мы писали, что, как показывают наблюдения, ухудшение погоды влечет за собой улучшение дальнего приема. То же самое повторилось и в этом году. Конец мая был плох для дальнего приема. Прием был слаб, «глушили» атмосферные разряды. Дожди и холод принесли хороший прием. Иногда даже просто не верилось — на дворе мерзость, слякоть, завывает ветер, дождь барабанит в окно, а ефир чист, как стеклышко. Станции идут чисто и громко, в телефонах приятно звучит быстрая гортанная испанская речь, которую мы уже ие собирались слышать до будущей аимы.

Эти наблюдения — наша маленькая победа, маленький, но верный шаг на пути к полному изучению и покорению строптивого, капризного ©фира. Они дают надежду на то, что не так уж далеко то время,) когда мы в контакте о бюро погоды сможем предсказывать «радио-погоду», сможем говорить не только о прошлом, но и о будущем.

В эфире га рассматриваемый период не произошло особеипо важных событий. Те новые станции, которые начали работать ва ©тот месяц, маломощны и не слышны у нас. Поэтому приходится говорить только о старых зимних знакомцах. Увеличение мощности многих станций, которое имело место зимой и осенью, ставит любителей дальнего приема в лучшее положение, чем в прошлом году. Теперь слышно вполне регулярно и громко гораздо больше станций. Особенно надо похвалить Глейвиц, Он работает очень громко. Едва начинает смеркаться, как он уже слышен. Другие станции только едва проявляют себя чуть слышным свистом, а Глейвиц уже сговорит». Немногим отстает от него и Бреслау. Он тоже верный друг, всегда выручит, когда хочешь похвастать «заграницей»; Кенигсберг слышен несколько хуже, по сравнению с прошлым годом, он, пожалуй, ослабел. Зато сильно повысилась громкость Мюнстера. Это станция не мощная, отстоит от пас далеко, ио слышна прекрасно, ее громкость очень часто не уступает громкости Бреслау.

На самых длинных волнах все обстоит хорошо. Лахти, Мотала, Кениг, Калундборг, Варшава, Ленинград слышны совершенно регулярно. Мы по заслугам поставили Ленинград в один ряд с этими заграничными станциями. Ленинград догнал их как по чистоте, так и по громкости работы. По содержанию программ оп тоже выделяется среди других наших станций. Интересно отметить, что и за границей Ленинград «входит в моду». Все чаще и чаще приходится читать о его передачах в иностранных журналах.

На коротких волнах не вполне регулярно, но все же довольно часто слышна Америка — Шииектеди (31,4 м), хорошо слышны Добериц (37,65 м), Радио-Витус (37 м), Челысс- форд (24 м), Копенгаген (42,12 м) и другие. Кроме того, слышно очень много опытных передач на различных волнах и языках. Например, па волне около 38 м часто работает француз, слышимый довольно громко, но плохо держащий волну. Частенько встречается ц русский язык. 3 июня, например, на волне 42 м было слышно: «у меня садится батарея, перехожу па прием, слушаю, слушаю»... и т. д. Передача была* очень чиста. Того же числа в 1 ч. 20 м. было слышно насвистывание и затем вопрос — «шипит наверно очень»? Мы не внаем, кто ©то свистел, но можем его успокоить — не Шипело, передавалось очень хорошо.

Иностранные станции часто дают перед началом передачи и в перерывах какие-нибудь опознавательные сигналы — тикание метропома, звон колокольчика и т. д. Эти сигналы дают возможность слушателям настроиться на станцию и узнать станцию. Но метрономов в ефире стало слишком много, надо придумать что-нибудь другое. Французская станция Мон-де-Марсан и придумала... давать перед началом передачи пение соловья (конечно, механического) — отныне пение соловья стало отличительным признаком Мон-де-Марсана.

Полякам, вероятно, стало завидно. Польская станция Вильно захотела присвоить себе какой-нибудь сигнал в промежутках между передачами, который бы соответствовал деревенскому характеру страны, в которой находится Внльно. Выход нашли —о 8 мая Вильно установила в качестве промежуточного сигнала крик кукушки. (Между прочим, иностранные журналы сообщают, что стоило большого труда устроить механизм, который бы «кричал кукушкой»).

По всей вероятности, Вильно теперь называет себя так: «ку-ку... ку-ку... польски радио Вильно». I

Константинополь славился обилием собак. Вот и ввел бы у себя собачий лай в качестве сигнала (вместо теперешнего боя по сковородке). Вышло бы очень звучно — «гав... гав... иси радио-Стамбул».

Ленинградец тов. Б. С. Елисеев, принявший рекордное количество дальних станций—140 станций иа приемнике 0-V-3.

Радио ещание в странах Европы

Летнее время н наступившее с ним некоторое затишье в эфире позволит иам остановиться на постановке радиовещания в некоторых странах более подробно, чем ©то было возможно в горячее время «сезона». Такое более близкое знакомство с отдельными странами имеет большое значение, так как усиленная спешка в строительстве новых станций и частая перемена волн, которые имели место истекшей зимой, вероятно, поставили в тупик многих любителей. Действительно, после зимней эквилибристики волнами и новыми станциями очень трудно ясно представить себе, какие же станции и на каких волнах работают в той или иной стране.

Нам не удастся, конечно, дать подробные обзоры по всем европейским странам. Лето коротко, 1»е успеем мы и оглянуться, как заморосит осенний дождичек и откроет собой новый очередной сезон, который, по всем видимостям, будет еще более горячим и оживленным, чем прошлый. Но что успеем, то дадим. Во всяком случае, постараемся дать обзоры nq наиболее интересным странам. В этом номере мы поговорим о Голландии — стране в радиовещательном смысле примечательной.

Всего в Голландии в настоящее время имеется семь радио-телефонных станций (длинноволновых). Эти станции следующие:

Станция Водна Позывные Мощность

Вяюмендааль . . .

. 265

0,25

Хульверсум

PF BJ

10,00

Хильверсум . • • • .

1060

AN КО

6,00

Де-Ьидьт ......

PCFF

1,00

Хюизен

.870

4.00

Шевеыингев-Гавен .

. 1.У50

1,00

Амстердам

РСГГ

0,6

Из ©тих семи станций только три станции являются радиовещательными. Блюменда- аль, Хиль вере ум (1.000 м.) и Хюизен, Блюмсн- даалъ—единственная в Европе станция, вторая передает исключительно богослужения. Она раоотает только по воскресеньям от 11.40 до 2U.10 о небольшими перерывами и все ©ти часы только и занимается тем, что «ка- днт ладаном в эфире». Остаются собственно только две действительно радиовещательных станции—Хильверсум и Хюнзев, из которых последний тоже «единственный в своем роде» — работает на двух волнах, до 20 часов на волне 341 м, а после 20—на волне 1870 м.

За обладание этими двумя станциями идет непрестанная грызня между шестью opi анизациями или обществами, претендующими на радиовещательные функции. Эги общества таковы (мы не будем полностью приводить их голландские названия).

1) А. Хч. К. О. — программы нейтральные

2) К. Е. О. — программы католические,

8) N. О. Е. V. — программы протестантские,

4) N. О. V. — иршраммы нейтральные,

5) V. А. Е. А. — об’единение рабочих радиолюбителей —• программы социалистические,

6) V. Р. К. О. — программы независимых протестантов.

Всо передачи Хильверсума и Хюнзена по часам распределены между этими организациями.

Надо полагать, что и без комментарий каждому понятно, что наличие одной специально божественной станции и трех религи озных обществ, усиленно наседающих па две другие станции, придает голландскому радиовещанию этакий специфический «римско-католический» оттенок. По-нашему —■ опиум в эфире.

Существование разнородных радиовещательных организаций делает программы передач чрезвычайно пестрыми и сумбурными. В качестве образчика приведем первую попавшуюся программу (Хильверсум 6 мая 1928 г.): 9.30—10.00— доклад «Коммунистический манифест» К. Маркса и Ф. Энгельса (V.A.E.A.), 10.00 — 12.30 — трансляция богослужения (V. Р. Е. О.), 12.30—20.00—сплошные фокстроты (одно из «нейтральных» об ществ) и т. д.

Работу Хюизен н Хильверсум кончают довольно рано, обычно не позже 23 или 2 часов.

Остальные голландские станции имеют специальное назначение. Де-Бильт несет только службу погоды, Шевенингеп-Гавен передает прессу, Амстердам—станция вообще малоизвестная, — передает в дневные часы биржу, рыночные Цены и т. д. Хильверсум (1 U00 м) принадлежит фабричному предприятию и определенных передач не имеет.

Таким ооразом мы видим в Голландии очень неэкономное использование станций. В конце-концов только две станции загружены полностью — Хюизен и Хильверсум (1060 м), другие же работают всего по нескольку часов в день.

Что и как слышно в Ленинграде

Ленинград прежде всего крупный промышленный центр, кроме того, Ленинград город портовый н пограничный. Эти три элемента определяют характер условий дальнего приема в нашем городе. Широко развитая сеть трамвайных путей, большое количество фабрично-заводских предприятий, часть которых имеет свои электро