Страница:Радиолюбитель 1928 г. №08.djvu/39

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Дальний прием

В тот момент, когда пишется этот обзор,—середина июли — лето о полном разгаре. Лето не только по уверениям календаря. как это было в июне, когда погода находилась в явном противоречии с общепринятыми представлениями о лете, а лето «всамделишное», со всеми присущими ему атрибутами, состоящими из солнца, тепла н соответствующего количества пыли. Казалось бы, что обзор дальнего приема в это время должен быть выдержан в строго мипорных топах н состоять всего нз нескольких слов — «ничего не слышно... трещит»!

Но несмотря на то. что солнце светит исправно, термомопр добросовестно отсчитывает десятки градусов выше нуля, несмотря на все это, впадать в минорный тон не приходится. Сказать, что пичего не слышно.—нельзя. Это было бы злостным поклепом. Самое поверхностное путешествие по эфиру убеждает п том, что принимать дальние станции можно и даже очень неплохо.

Постапим вопрос ребром — какая разница между теперешним приемом и зимним? Наблюдения первой половины лета дают возможность ответить довольно определенно— лето очертило какой-то круг, радиусом около двух тысяч километров Станции, находящиеся на расстояние свыше 2.000 км, не слышны или слышны совсем скверно и Редко. Станннн. расположенные ближе, чем на 2.000 км слышны хорошо, н прием их не ухудши л сл слишком заметно по сравнению с зимой. Пропали все средневолновые англичане, французы, испанцы, итальянцы. Из длинноволновых станций этих стран слышны; Давентрп. Радио-Пари н Эйфелева башня. Станция блпзлнжожпх к нам стран—Финляндии. Швеции, Германии. Австрии. Чохо-Словакии. Польши. Дании и т. я. — продолжают приниматься довольно хорошо. Нередки вечера, когда можно выловить почти все без исключения маломощные шведские станции.

Вторая особенность лета — это сравнительно устойчивый прием длинноволновых станпий в течение почти круглых суток и возможность приема средневолновых станций только после наступления темноты. Зи мой многие германские, латвийские и другие станцпп. работающие в диапазоне 200— 600 метров, принимались в утренние и дневные часы, тоже и длпповолновые. Теперь картина изменилась. Днем слышны только длинноволновые станции, лучше всех прекрасно слъппен Лахтп, хуже Ковпо, Копнгс- вустергаузеи. Калундборг. Мотала. Варшава. Средневолновые стапцшг днем совсем не слышны. Самые громкие станция, из числа работающих на средних волнах, становился слышимыми только лосле захода солнца, во полной громкости достигают только часам к двенадцати ночи. Зато ночью они слышны очень хорошо, так что громкость маломощных германских станций-реле приближается к громкости самых мощных станций.

Эти две особенности и определяют собой летний прием, в целом, еслп не касаться отдельных дпей. Отдельные же дни дают иногда очень хороший прием., например, 18. 17 июня. 1, 4. 6. 8 июля; или дни плохие—24. 25. 26 июня. 10. 11 июля Но эти отдельные колебания, конечно, нс в счет. Овн бывают и зимой. Ведь нельзя же считать неожиданно хороший прием Неаполя и Карфагена 25 июня и таковой же прием Загреба С июля правилом. Это — трудно об'- ясннмме исключения.

Переходя к отдельным сттшям, приходится прежде всего с сожалением констатировать заметное ухудшение приема Клттогшц (в районе Москвы1. Слышны они слабо и с большими искажениями. Очень трудно определить, иинонлы ли в «том сами Кат- т'шицьг, или с ними кто-то упорно интерферирует. . ,

Косин после перехода на волну 203 метра стад слышен очень устойчиво и очень громко. Только теперь, когда он укоротил I юл ну, стали отчетливо слышны ого позывные слона — «Холла, Косице. Холло. радио- журкаль Косице». Когда он работал на длинной волне, то был слышен редко и очень слабо.

Мощный Будапешт гремит. По громкости ь чистоте работы он выделяется среди

Отдел ведет Л. В. Кубаркин

других станций. Чрезвычайно музыкально, приятно для слуха звучат также его промежуточные сигналы — перезвон дсияти ко- локольчнков разных тонов. Близлежащий от пего но длине волны Краков слышен монео громко, не вполне регулярно.

Надо отмстить также вполне регулярный п хороший прием Ковно.

Коснемся также наших станпий. В июле под Москвой регулярно и громко были слышны Днепропетровск и длинноволновый Харьков. В длштах волк они. конечно, по обыкновению грешили (Днепропетровск, например. 398 м. вместо 405 м). но в остальном работа их удовлетворительна. Особенно хорошо слышел Харьков, он легко принимается далее днем.

О Харьковым у нас недавно был «инцидент» — в одном из номеров «РЛ» мы заметили. что Харьков работает достаточно чисто. После этого было получено негодующее письмо одного любителя, который назвал эту заметку «чепухой» и заявил, что работа Харькова в действнгельности сопровождается сильными искажениями. Нас, кажется. нельзя упрек1гуть в излишнем благоволении и повторстве по отношению к нашим станциям, но все же надо заявить, что многократные проверки передач Харькова убеждают в том, что он в районе Мо- сквы слышен чисто, без искажений. К сожалению. мы не имели возможности проверить его работу на более близком расстоянии.

Летающие микрофоны

На страницах «РЛ» мпого раз указывалось на то, что за границей большим успехом пользуется так называемое «актуальное радиовещание». Омыс-л этого рода передач заключается в том, что микрофон выносится нз студии в те места, которые почему-либо являются центром общественного внимания — спортарены, карнавалы, различные торжества, бега и проч. К этим же передачам относятся трансляции пения птиц из лесов, рева зверей из зоопарков, прогулки с микрофоном по ботаническим садам, музеям н т. д.

Но ведь рев льва и пение соловья тоже могут надоесть. Нельзя же без конца рычать в уши слушателях!. Поэтому радиовещательные организации озабочены подысканием новых «гвоздей», новых сенсаций. Одной из последних новинок в этой области является перенос микрофона в воздух. Почни сделала французская станция в г. Лиле. Один лнльский радиолюбитель, подшшаяеь первый раз па воздушном шаре, захватил с собой коротковолновой радиотелефонный передатчик и во все время полета рассказывал о своих переживаниях, о том, что он видит п чувствует. Его передачи принимались иа земло п транслировались порез лнльскую радиовещательную стапцию.* В начале июля этому примеру последовала Германия, передававшая через Мюнхенскую станцию «разговор» между этой станцией и находящимся в первом полете новым «цеппелином» LZ127, построенном па деньги, собранные по всенародной подпнеко.

Перераспределение волн

Мы п свое время осведомляли наших радиолюбителей о том, что, согласно постановлению Вашингтонской конференции, для длинноволновых европейских радиовещательных станций предоставлен диапазон от 1.310 до 1.875 м. В мао итого года собравшаяся в Лозопнс европейская конференция выработала проект «разверстки» волн между отдельными сгапциямн. После очень оживленных дебатов право на вешание на длинных волнах было признано за следующими семью странами: ССОР,

Германией, Англией, Францией, Швецией; Польшей и Голландией.

Мезкду отдельными станциями волпы распределены следующим образом:

Хюпзол

ы

Радио-Пари .

. 1752

Койн оовустерга у ас i v.

. .1649

э

Давсагггри .. . .

. 1561

Москва у

. 1483

ъ

Варшава .....

1414

>

Мотала

>

О ССОР, как отмечено в протоколе кои. форенцин, предстоит еще особое Согласование, так как возможно, что волну 1.483 м придется предоставить Лахти

Все другие станцпп, работающие сейчас в длиннопол новом диапазоне, должны пе- рейти на волны от 200 до 545 м.

Трудно сказать, насколько этот проект окажется жизненным Во всяком случае, известно, iianpimep, щго Эйфелева башня определенно перейдет к 1 января 1929 г. на волну 1.400.

Таинственные станции

В Ла 6 «РЛ» было отмечено, что во Французском эфире периодически появляются «таинственные станции» Последний месяц был в этом отношении особенно урожайным. В эфире появилось сразу несколько «незнакомок», из которых две особенно заинтересовали французов. Первая да этих станций рабоотает, примерно, на волле Радиопари от 8 часов вечера. Называет себя: «Алло, станция номер три» (А По, postc пива его Irois). Иногда эта станция транслирует «Биг-Бен», звонит в колокольчики. дает орган п т д. Любители склонны отожествлять эту станцию с другой, которая работала недавно, называя себя: «АНо, ici nouveau poste radiotelefonigue regie sur 1370 m de Iongeur d'onde». Вторая «тйнотвен- ная» работает, приморпо, на волна Лиля — называет себя очень кратко — «Ici 8 w 7».

Весело жить во Франции.

Что и как слышно на Урале

(В Свердловск.»)

Свердловск отстоит от «заграшщы на полторы тысячи километров дальше, чем Москва и вообще центральные губернии. Эти -полторы тысячи километров дают себя знать — прием в Свердловске заметно хуже, нежели в центре, не говоря уже о западных п южных областях. Ниже приводятся обзоры, присланные вам двумя свердловскими любителями. Считаем нужным подчеркнуть, что результаты дальнего приема, приведенные в этих обзорах, получены на приемниках тппа I—V—2. Два каскада низкой частоты, как известно, чрезвычайно усиливают громкость приема. Поэтому прием без низкой частоты должен бьвгь значительно худшим, некоторые станции, слышимые на I—V—2 па телефон, могут па

I—V—о и 0—V—0 приниматься совсем плохо или совсем не приниматься.

Вот что пишет той. Г. Троицкий: Уральский хребет более или менее загораживает Свердловск от Запада, кроме того, наличие в Уральском хребте большого количества металла, казалось бы, должно служить солидным экраном. Но несмотря на это, в Свердловске при некотором терпении и настойчивости и хорошей антенне можно получить прием многих станций. Положение свердловских любителей несколько улучшается благодаря тому обстоятельству, что в Свердловске нет трамвая и связанных с ним помех.

Германна слышна хорошо. Лучше других принимают Бреслау. Лапгенберг. Шгутт- гарт и Кенигсберг Другно станции слышны хуже. Зимой возможен прием до двадцати германских станций, нз которых половина идет иа громкоговоритель Фэдиит иа германских станциях мало заметен.

Польские стаицип принимаются также регулярно, но слабее, чем германские. Принимаются: Варшава. Каттовнцы и Вильно. Варшава и Каттовнцы ночью принимаются на громкоговоритель.

Эстонская станция Ревель принимается только на телефон).

Латвнйскин станция Рига притшаесгя нерегулярно го ородией громкостью Гельсингфорс и Лахти принимаются регулярно на телефон. Ковно даот регулярный прием на телефон. Следует заметить, что вообще прием прибалтийских станций на Урале неважен.

Шведская станция Мотала зимой принимается регулярно, поздно ночью возможен прием иа громкоговоритель. Стокгольм слышен не регулярно, но довольно хорошо.

301