Страница:Радиолюбитель 1928 г. №09.djvu/37

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Отдел ведет Л. В. Кубаркин

ДАЛЬНИЙ ПРИЕМ

Резкое перемены «климата» — беспорядочное чередование дождя и холода о небольшими просветами в впдо отдельных теплых дней, которыми отличались июль и август, но сказались особенно заметно на слышимости дальних станций. Прием был равномерным и во всяком случае не плохим. Ухудшения погоды сопровождались, как и всегда, улучшением слышимости, но эта зависимость не была слишком резко выражена, и для «предсказания» погоды приходилось очень внимательно наблюдать за эфиром и отмечает малейшие колебания в силе приема.

Из всех станций, слышимых у нас летом, па первом мосте по громкости приема стоят безусловно Глейвиц, Бреслау и Ко- нигс берг. Эта тройка резко выделяется из общего уровня. Очень хорошо слышны: Будапешт, Рига Копенгаген, Косиц и Штеттин, которые по громкости часто почта приближаются к вышеупомянутой тройке. Очень неравномерную слышимость дают финские станции, ц частности, Гельсингфорс. В некоторые дни он бывает слышен прекрасно, но иногда, и довольно часто, совсем еле слышен. Зато Вильно и Кат- товнцы «испортились» очень устойчиво. Если это явление неслучайное, то ыаттови- цы, которые прошлой зимой «гремели», придется перечислить в тог разряд станций, который отмечен в «Путеводителе по эфиру» пометкой «плохо».

Длинноволновые станции слышны нее • время хорошо.

Из наших советских станций лучше других слышны под Москвой Ленинград и Харьков (1.6S0 м). Особенно хорошо-

громко, регулярно и чисто — слышен Ленинград Из других наших станций удавалось принимать Харьков (Наркомосвиты), Днепропетровск, Луганск, Гомель и еще две—три «неизвестных», определить которые не было никакой возможности. Назвать себя они не хотели, а волномер... ну, конечно, каждому понятно, что по волномеру их не определишь.

Кроме того, в диапазоне 300—400 м. бывает слышно еще несколько станций, относительно которых «чувствуется», что это станции наши, но их работа сопровождается сильным воем интерференции с другими станциями, не позволяющим что-либо разобрать.

Прием летом

Наблюдения над слышимостью дальних станций, которые производились в течение этою и прошлого лета, дают возможности» нарисовать картину того, что принято называть «летним приемом*. Прежде всего можно с уверенностью оказать, что распространенное представление, будто, летние месяцы совершенно не годны для дальнего приема, безусловно неправильно.

Наблюдение последнего месяца (15/VII— 15/VTII) еще раз подтвердили то, что было сказано нами в прошлом обзоре, а именно, что летом пли очень плох, или совсем пропадает прием самых дальних станций. Грубо говоря, такими «самыми дальними» можно считать станции, расположенные, примерно, на расстоянии свыше 2.000 километров. Прием же станций, лежащих внутри этого «заколдованного круга», очерченного радиусом в 2 0П0 км. не ослабляется значительно по сравнению с зимой.

В качестве примера можно нрипестп следующее — в течение всего лета этого года регулярно принимался на громкоговоритель целый ряд иностранных станций — Ковпо, Лахти. Мотала, Кенлгйвустергаузен, Калунд- Оорг, Варшава, Краков, Будапешт, Рига, Вена. Гельсингфорс. Прага. Копепгагея. Глейвиц, Бреслау, Фалуы, Кенигсберг, Кельн, Худиксеаль, Данциг, Косип, Мальме, Киль, Сельфе, Эекильстуна, Мюпстср, Нюрнберг, Штеттин, Гельеиягборг, Карлтталт, лальм- штадт. Гефле, Карлскрона. Как видим, выбор по мал. так как список содержит более тридцати стаыиий. прием которых возможен на громкоговоритель, а это влачит, что ош! слышны громко, намного громче уровня атмосферных помех. Л если бы перечислить вес те станции, которые принимались па телефон, а иногда могли приниматься и на громкоговоритель, то такой список вышел бы очень внушительпым. Он содержал бы еще несколько десятков етшщий.

Для характеристики летнего приема надо сказать ещо о «капризах» лета. Таких дней, когда прием совсем плох, летом несколько больше, чем зимой, но все же не так уж много. Июнь, июль и август этого года дали не болео трех-четырех таких дней, по в то же время на ряду с плохими дпяыи бывало не мало и таких, когда прием был исключительно хорошим.

«Капризы» лета сказываются еще и'в том, что условия приема дают иногда очень резкие колебания в один и тот же день в разных местах. Из писем наших корреспондентов видно, что бывали периоды, когда под Москвой прием был хорош, а в Лепипградс, например, в то жо время была какая-то «полоса молчания». Такое резкое расхождение в слышимости дальних станций наблюдалось между прочпм в первой половине июля, когда в Ленинграде в течение целых десяти дпей почти совсем пропал прием дальних станций, работающих на волнах короче 1.000 м. В эти же дни в Москве прием был нормален.

Зато в Москве в июне и июле наблюдалер устойчивый «провал» на волнах от 350 до 500 м. Станции, работающие на этих волнах, были слышны совсем плохо.

Отличие летнего приеме от зимнего является еще то обстоятельство, что летом плох дневной прием. Зпмой обычен прием нескольких заграничных станций (в том числе п станций среднего диапазапа) в утренние п дневные часы, а после трех- четьгрех часов дня — еще при дневном свете — слышно ужо порядочно станций.

Летом станции, работающие в среднем диапазоне, совсем не слышны до наступления темноты, а длинноволновые станции иногда слышны и днем, но слабо.

В течение этого лета днем уверенно было слышно только Лахтп, остальные станин п были совсем слышны очень слабо.

Но, несмотря на некоторую капризность лота и все эти неожиданные и трудно об'яспнмые «провалы» слышимости на отдельных участках диапазона, все же никак нельзя сказать, что дальний прием летом нпкуда не годен. Лелгом слышно много станций, два-три десятка станций слышно очень хорошо и нет никаких оснований прятать на лето приемники для дальнего приема под спуд. Летом трудно заниматься эфирной «ловлей», так как предметом этой ловли обыкновенно являются очень дальние п мелкие станцпн: но хорошо слушать летом заграницу и иметь в этом отношении большой выбор — вполне возможно. 1

РУССКИЙ ВЕЧЕР

В воскресенье, 10 августа был интересный вечер, отличавшийся определенным «засп- лием» русского языка п русской музыки в эфире.

Прежде всего русские концерты давалп самые хорошо слышимые у нас станппп — Кенигсберг, Данциг, Бреслау и Глейвпц, Балалаечный оркестр исполнял допотопные русские ромпнсы н песпи, о которых мы уже давно забыли — вроде разных «Хрл- заптем» и прочих в этом роде.

Затем шведские стапцип транслировали папту передачу с «Комннтерпа».

В результате всего этого русскпс названия п русская музыка царпла па всем диапазоне и было трудно разобрать, где паши станции с пх гармотпгкамп и где заграничные.

ПАРАДОКСЫ ЭФИРА

«О приближением осени слышимость станций улучшилась, поэтому стапцип слышно стало... хуже».

Эта фраза па первый взгляд кажется бессмысленной, а между тем опа совершенно верно характеризует те явления, которые паблтодаются d эфире прп улучшении слышимости.

В Европе больше двух сотеп работающих етаппнй. Ограниченность родиопсщатслъ- пого диапазона — от 200 до 000 метров — но даст возможности дать каждой стаплии отдельную волпу. Поэтому па многих волнах работает по поскольку станций, иногда До восьми станций. Обычно в такую группу, имеющую обтую волпу, об’единяется несколько маломощных станций, расположенных далеко одна от другой и не более одной мощной станции.

Летом мы слышим из такой группы станций только одну, наиболее мощную и близкую. Другие станции, входящие в группу, не слышны.

Но с наступлением осени становятся слышными и остальные станции этой группы, поэтому на данной волне уже по слышно в отдельности ни одной станции, а слышен только общий вой интерференции нескольких станций Этот вой совершенно вабпвает прием и той мошной станции, которая ранее была слышна. А раз так, то с полным правом можно сказать, что прием ее испортился, потому что вообще прием стал лучше.

В качестве примера можно привести Данциг. Все лето оп был слышен хорошо, но осенью, когда вся та «мелочь», что работает на волне 272,7 м, стала подавать признаки жизни в виде сильного воя, — хороший прием Данцига стал невозможен. Таких примеров можно набрать порядочно.

Итак, не всегда улучшение слышимости улучшает прием станций.

Радповещаппе в Финляндии

Несмотря на близость Финляндии к СССР, нам до сих пор не было точно известно, какие именно радиовещательные станции там работают. Было ясно только одно — что сведения о финских станциях, помещенные в заграничных журналах и справочниках, но верны. На тех волнах, которые указывались этими справочниками, как принадлежащие финским станциям, в большинстве случаев никаких станций слышно не было, а при путешествиях по эфиру случалось натыкаться на финские станции на самых неожиданных волнах.

В настоящее время благодаря наблюдениям ленинградского любителя т. Елисеева удалось установить, что в Финляндии в действительности работают следующие станции:

Название станции

Длина ! волны

1Го ЩНОСТЬ

Финское

Русское

Лахтп

Лахти

1522,8

I 20,0

Тампере

Таммерфорс .

400,0

0.25

Гельсннкп

Гельсингфорс .

I 3/о,0

1,*»

Порп

Бьернборг . .]

| 297,0

0,5

Турку

Або 1

! 256,0

1 0.25

Впппурп

Выборг . ... ■

240,0

i 0.25

Волны некоторых финских станций «гуляют». Так, например, Тампере работает на волне пе 400 м, а 390 м. Пори гуляет в пределах от 275 до 310 м. Поэтому Пори частенько слышен на волне длиннее Кенигсберга.

Все финские станции передают одну и ту же программу. Формула начала передач такова: «Уомно, уомио. Суомен плейс радию. Лахти—аалто пнтус тухат виней сата каксикюменте какой я кахдесан. Гель- CI1IIKH — Кольме сата сетсеменкюмеые вийсп. Тампере—нелъя сата. Пори — Какси сата юхдексанкюменте сетсемен. Внппурп— Какси сата нельякументе, я Турку — Какси сата внйскгоменте куусп метрна».

Иногда то же повторяется по-шведски.

По будням передача начппается обычно в 10 час. вечера поверкой времени — удар гопга за одпу минуту до 19 часов и второй удар ровно в 19 часов. После этого передастся Сюллетспь погоды (на финском и шведском языках), что заппмает минут десять. В 19 чао 12 мин. или 19 час. 15 мин. произносится вышеприведенная формула. Но субботам передача начинается о 18 ч. концертом. В этом случае формула начала пронпноомтел в 18 ч., а после обычного бюллетеня погоды, т.-е. в 18 ч. 12 м. говорится, как обычно в антрактах — «Уомно. уомио, Лахтн-Гелъсинки» и иногда «Ивакт, пвикт Лахтц-Гельонпгфорс». Ki>omo того, по будням финские crairaun работают еще о 12 до 13 час . при чем о 12 ч. до 12 ч. 30 и передастся концерт, а о 12 ч 30 м. биржевой бюллетень на Фнлском и шведском языках Почти каждый день поело 22 часов перелается р«оторапная музыка, оканчивающаяся ровно в 23 часа, при чем передатчик выключается бее предупреждения.

1

339