Страница:Радиолюбитель 1928 г. №09.djvu/9

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


представление о том, как держат волны станции наши и загрлннчпые. Точнейшие длительные измеренпя длип волп европейских Станций показали, что подавляющее большинство их держит волну хорошо. Фактическая длина волны или в точности совпадает или очень близка к назначенной. Колебания волны в разные дни

ночью на больших расстояниях, днем же круг уворенпого приема ее ограничил радиусом всего в 200—300 км, п то время как Коминтерн (примерно той же мощности) слышен почти одинаково днем и ночью.

Кроме того, большинство наших любительских приемников не приспособлено для приема ноли, короче 500—400 метров.

если и бывают, то очень малы. Длипы волн наших станций только в редких случаях совпадают с назначенными, а колебания волны подчас принимают совсем сумасшедший размах. Кривые станции им. Комивтерна и Попова, изображенные на рисунке, еще могут считаться очень удовлетворительными для наших станций. Большинство станций дает гораздо более резкие колебания.

Этот факг общеизвестен и на нем не сгонт останавливаться.

Диапазон

Сокращение числа станций и должное техническое оборудование для возможности точного соблюдения волны являются основными, совершенно необходимыми условиями. Но чтобы хаос был ликвидирован действительно надежно, падо для оставшихся станций выбрать хороший удобный диапазон.

Каким требованиям должен отвечать уд- бный и хороший диапазон?

Прежде всего падо выбрать такой диапазон, в котором ваши станции будут по возможности меньше сталкиваться с заграничными станциями, мощность которых все увеличивается, а при сокращении числа станций, без сомиеиия, будет увеличена еще больше.

Основной заграничный днапазоп известен — от 200 до 600 метров. Поэтому нам надо стараться ие „влезть" в этот диапазоп. Особого ущерба вам ото но принесет. Волны порядка нескольких сот метров наиболее пригодны для вечерней и ночной работы, днем они слышпы плохо. Бели мы уменьшим число станций, то каждая станция должна будет обслуживать (и, конечно, ве только ночью, по и днем) большой район. Для этого более пригодны волны длинны*'. Хорошим примером является станция имей и Попова, которой при мощности в 20 ки слышна

Итак, паиболее подходящими волнами для нас являются длинные волны—длиннее 600 метров.

Теперь на очереди другой вопрос—как велик должен быть диапазон?

Его нельзя взять очепь большим. Американские станции работают в диапазоне от 200 до 540 м, большинство европейских работают в том же диапазоне. Чем это об‘лспяется?

Тем, что при таком небольшом диапазоне является возможность перекрыть его переменным конденсатором при одной катушке. Это упрощает и удешевляет приемпики. Для нас вопрос удешевления приемников имеет первенствующее значение. Нам необходимо так ограничите тот диапазон, на котором будут работать паши станции, чтобы его можно было перекрыть конденсатором при одиой катушке. Над устано- влением точных пределов диапазона надо, конечно, крепко подумать и подвергнуть этот вопрос ши роком у обществен ному обсуждению, но принципиальная возможность такого ограничения дтпазона очевидна. Например, конденсатор в 750 см при катушке в 125 витков дает перекрытие диапазона от 600 до 1700 метров В этом диапазоне смело можпо разместить три десятка станций, при чем интервалы между Ними будут значительно больше десяти килоциклов, что тоже важно для нас, потому что

дешевые массовые приемники пс будут обладать очень хорошей избирательностью. Если учесть еще то, что очень удаленным станциям можпо дать одинаковые волны (например, Ленинград и Владивосток. Харьков и Новосибирск не будут метать друг другу то станет ясным’, что размещение сокращенного колич ства станций в длинноволновом диапазоне может быть произведено чрезвычайно благоприятно.

Сколько и какие станции оставить

Этот вопрос требует очень внимательного подхода. Грубо говоря, мы смело можем ум пылить число станций наполовину, т. е., иставить около трех десятков станций, но не скучеппых, как это наблюдается теперь, в нескольких отдельных районах, а равномерно разбросанных по всей территории стрлвы, с учетом, разумеется, достаточного обслуживания национальных итересов. Мощность оставшихся станций можпо будет повысить.

Закрытые ставции переделать в мощные трансляционные усилители. Такой проект уже есть.

Широкая гласность

Все вопросы по урегулированию „эфирных дел" должны подвергаться самому широкому общественному обсуждению. Здесь не должно быть никаких „тайн Мадридского двора*.

Под „тайнами Мадридского двора" подразумевают обычно такие простые „тайны", которые должны быть всем известны и, если эти простые вещи превращаются в „тайны", то только для удовлетворения самолюбия их созидателей. Так получается и у нас с Наркомпочтелем. Проект перераспределения станций, изменений длин волн, наконец, самый список этих станций оказывается „тайна". Вместо того, чтобы огласить в печати проект, и путем совместного < Осуждения наиболее рационального распределения станций и длив волн уничтожить пресловутый хаос в эфире, от Наркомпочтеля, на просьбу редакции „РЛ“ прислать список станций СССР и их новые длины волн, был по (учен ответ: „Сейчас этот список — тайна, будет опубликован, когда все станции за-

Рис. 2. Как „держат" волну наши станции.

работают согласно списку на новых волнах". А в это время станции старательна укорачивали волны сэовх передатчиков ниже диапазона, доотупного для наших приемников и называли во время передач „всем, лсом“ свои ноьые* „тайиые", но мнению Наркомпочтеля, длины волн.

311