Страница:Радиолюбитель 1928 г. №12.djvu/35

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


QRA

OSL

QRB

ОСЕНЬ

ПОМЕЩАЯ очередной обзор условий работы коротковолновиков за прошедший гезон, нельзя не отметить громадного роста числа советских коротковолновиков, наблюдающегося за последвее время: любителей, имеющих передатчики, в настоящее время около 300. а вместе со станциями коллективного пользования эта цифра увеличивается до 400. Любителей же, работающих по приему коротких волн (КК), в настоящее время насчитывается ужо около 1.400.

Этими цифрами мы но только догвалн, но л перегнали большинство стран Европы, да. пожалуй, и мира.

Несмотря на то, что за границей коротковолновое движение на несколько лет старше. чем у нас, по количеству коротковолновиков, имеющих передатчики, мы уступаем. пожалуй, только Англин, Франции, Терманнп о СШ Америки, по общему же количеству коротковолновиков—только Англии и Соединенным Штатам (в ОША коли- -чество передатощшс любителей перевалило уже за 17.000).

Такому росту мы обязаны, конечно, высокому среднему уровню советского радиолюбителя, а также той легкости, с которой НКПиТ выдает разрешения на любительские передатчики: в СССР легче, чем в какой бы то ни было другой стране мира получить разрешение на передатчик.

Прошедшая осень в общем была не очень удачной в отношении работы на коротких волнах. В начале осени на 40-м диапазоне ■слышимость была очень неравномерной. — ■несколько дней условия держались хорошими, в другие дни они заметно падали.

С течением осени, как и следовало ожидать, пропали при ночной работе сравнительно близкие станции (до 1.000 км). Например. для Москвы — ближне-европен- -скне станции п станции европейской части СССР). Их можно было услышать лишь днем н ранним вечером.

К концу осени, примерно с середины октября, условия стали заметно ухудшаться до того, что в начале ноября было несколько дней, в которые за ночь удавалось поймать лишь 2 — 3 европейских станции, не говоря уже о DX.

Наблюдения за границей и в Закавказье в точности подтверждают почти полное падение слышимости во второй половине осени.

Вообще конец осени отличался большими гтранпостями: так, в Московском районе были дни, когда не было почти совсем слышно ни обычных EF, ЕК, ни EG. ни AS.—зато сравнительно хорошо шли ЕЕ и AG. В' другие дни единственными прилично слышимыми из европейцев были ЕР, а из восточных станций — AU. Почти совсем не было слышно за последний месяц осени EI и AS, также EG было сравнительно очень мало.

На 30-м диапазоне хорошо принимавшиеся вначале осени SB, SA, SU и др. DX с течением времени постепенно пропали. Также постепенно почти пропали и «кишевшие» г. начале осени на 30-м диапазоне европейцы.

В общем, в европейскойчаети СССР это был осенью мало оживленный диапазон, хотя •предка и попадались отдельные дни (папр. Ю, 11 и 12 октября), ко:да на этих волнах хорошо шли восточные и южные DX (AJ, OZ, ОА, FQi. Такими днями удалось вос-

Настройка и некоторые замечания о приемнике

Застройка производится следующим образом. Зажигают лампу, конденсатор С2 ставят иа максимальную емкость, сближают катушку обратной связи до получения щелчка в телефоне (признак возникновения генерации) и, нрашая конденсатор С настраиваются па желаемую станцию, лодбцрая связь с антенной, обратную связь и С2 на максимальную слышимость. Иногда, может-быть. генерация но возникнет при указанной сыше комбинации, тогда надо сменить

Отдел ведет В. Б. Востряков (2АС)

ОМ ы, но забудьте, что с 1-го январи 1929 г, все заграничные любителидолжны перейти н вероятно перейдут к новым буквенным Ъбозначеиилм страи и к новому О-коду. Слышимость также будет Ьпределяться по новой пятибальпой шкале 0SA. вместо прежней 9-балльной системы R.

.(См. „Радиолюбитель" № 10 и И.)

пользоваться некоторым нашим омам (2AI, ЗАО и др.). установившим несколы.ч хороших DX рекордов на Восток.

Если 30-м диапазон был мало оживлен этой осенью, то 20-м диапазон прямо-таки был мертвым.

После малоудачного для 20-м диапазона лета надежды на улучшение условий на этих волнах осенью не сбылись. Лишь изредка удавалось услышать какого-нибудь европейца, а обычно на волнах 20-м диапазона царила н днем и ночью мертвая тишина. Доже и правнтельственые станции, работающие на этих волнах, были слаб!-, а большинство правительственных станций, ранее работавших на этих волнах, перешли на более длинные (как напр. HVA1 и др.). По аналогии с прошлым годом, за границей предполагают, что скверные условия работы на 20-м диапазоне продержатся до февраля.

Что виной такой малоудачной для коротких волн осени, — трудно, конечно, сказать. Возможно, что это в связи со странностями погоды этого года, возможно—за- виепт от каких-пибудь пятен па солнце.

НЕДОСТАТКИ КОРОТКОВОЛНОВОЙ РАБОТЫ

В ОБЗОРЕ за осень говорилось о большом росте советских коротковолновиков. Конечно, такой рост, являющийся показателем растущей квалификации советских радиолюбителей, надо приветствовать, но нельзя закрывать глаза и на дурные его стороны. Благодаря тому, что советские коротковолновики до сих пор получают разрешения на передатчики без предварительной проверки знаний (хотя о необходимости строгой проверкп п много «говорилось» в свое время в ЦСКВ ОДР), в эфир зачастую выходят такие «мазилы», что слушать их становится тошно. Многие из них не только не умеют работать па ключе (это было бы полбеды), но повиднмоыу и не. умеют обращаться с передатчиком, так как передачи их часто сопровождаются отчаян пыми QSSS, вместо тона хотя бы переменного тока — слышится сплошной хрип и т. д. В местах большого скопления передатчиков, как например, в Москве, такие явления зачастую полностью срывают работу остальных.

Пора, наконец, ЦОКВ ОДР ввести проверку знаний коротковолновиков и запретить применение в больших городах чистого церемонного тока (АО) н непосредственной связи с антенной вместо индуктивной, как это и сделано в большинстве стран Европы.

Но указанные недостатки относятся, к счастью, лишь к отдельным коротковолновикам. В общей же массе наша молодая

армия коротковолновиков являет собой утешительную картину. Главный недостаток наших любителей, — неумелая работа яа ключо и прием на слух — постепенно изживается, благодаря многочисленным курсам азбуки Морзе, открытым ОДР. И отраднее всего то, что в то время, как паши первые коротковолновики, кроме единичных, Морзе совсем нс знали, — молодежь в своей массе дает хороших слухачей, могущих даже поучить «старичков». А то стыдно было, иностранцы в своих журналах часто писали: «Most^ EU stns QRZ, АС, QSC».

Осень так" же, как н лето, характеризуется большим количеством разных экспедиций (XEU 63RA, ХЕГ VEGA. XEU RB42, полеты радиофицированных шаров н др), снабженных коротковолновыми установками, все эти экспедиции, конечно, являлись своего рода test aMH для определения условий пригодности коротких волн в тех или иных условиях. Почти все эти test’bi были организованы ЦСКВ ОДР.

Все экспедиции прошли более или менее удачно, на коротких волнах связь почти всегда была осуществляема.

Но беда в том, что непонятно, для чего в сущности организует ЦСКВ ОДР эти test'bi. Ни одного практического вывода какого то ни было test’a, проведенного ЦСКВ ОДР более чем за полтора года существования, сделано до сих пор не было, во всяком случае, нп разу в органе ЦСКВ ОДР не были опубликованы результаты многочисленных test'OB (и главное, выводы).

Обычная цель test'OB — определение наивыгоднейшей длины волны в то или иное время года или суток, работа на разных волнах иа определенное расстояние, определении возможности регулярной связи между двумя пунктами и т. д. — в последних test’ax не преследовались и обычного последующего раз’яснения в печати того, что благодаря test'y выяснилось то-то и то-то, до спх пор ни разу проделано не было, хотя первые test’bi, проведенные ЦСКВ, дали в свое время богатый материал для выводов. Тогда для чего же проводились эти дорогостоящие test'bi?

Например, факт тот, что ночью зимой у нас связи в европейской части СССР на волнах 40-м диапазона нет, но она могла бы быть на волнах 80-м диапазона. До сих пор еше не было проведено простого, но организованного test’a, например, между Москвой и Ленинградом на этих волнах, чтобы доказать, что волны 80-м диапазона не «никчемные», а хороши для столь нужной нам внутренней связи ночью зимой. А то, что на 40-м диапазоне хорошо слышно в i 1.000—2.000 км — это все мы давно знаем.

Конечно, test’bi надо проводить лишь для выяснения определенных задач, хорошо организовать их п, проведя их, делать выводы п публиковать этн выводы для широкого ознакомления коротковолновиков. Ипаче test'bi теряют весь свой смысл.

Начав критику работы ЦСКВ ОДР, надо ее докончить. Из многих мест СССР все еще несутся жалобы на плохую работу QSL — бюро ЦСКВ. Квитанции задерживаются, часто теряются. Между тем, недавно было об’едниено QSL — бюро МГСПО с QSL — бюро ЦСКВ для реорганизации дела доставки QSL. Объединение предполагалось также

катушку обратной связи и добиваться генерация конденсатором С'2.

Приемник градуировался с помощью коротковолнового волномера Нижегородской радиолабораторнц на волны от ч до зо метров. При этом оказалось, что при некоторых комбинациях оп генерирует н на более коротких волнах, но измерить их за отсутствием волномера на волны ннже S не представилось возможным.

Просьба ко всем радиолюбителям, построившим данный приемпнк, поделиться на страницах журнала о результатах достигнутых в приеме.

-4-57