Страница:Радиолюбитель 1929 г. №08.djvu/8

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ПЯТЬ лет «Радиолюбителя» — это 5 лет советского радиолюбительства. Они вместе родились, ©месте росли и развивались. II сейчас, когда сдала первая волна «бури и натиска», когда эпоха радиолюбительского романтизма сменилась повседневными Судиями,—события опять проходят перед нами.

Инкубационный период радиолюбительства—1923, начало 1924 г. На Западе радиолюбительство переживает эпоху бурного роста. У пас еще — спячка, радиовещание вне общественного! внимания, о нем почти даже не подозревают, и хотя сказаны уже слова о «газете без бумаги и расстояния», но пока это только еще Слова и предмет мечтаний н обсуждений немногих радиотехников того времени. Эфир у нас, как- и в большинстве европейских стран, под запретом, но первые радиолюбители- одиночки уже нарождаются. Вот один из ндх:

На Кузнецком, в часовом магазине

б. Буре, где дается -годовая гарантия исправности купленных здесь часов, происходит диалог между продавцом и человеком, месяц назад купившим здесь часы:

— Часы отстают в сутки на... пол секунды.

— ?

— Я проверяю по радио.

?

Совершенно напрасно качает годовой продавец, уверенный в механизме своих часов больше, чем в мозговом механизме своего клиента. Это не пациент с Ка- натчнковой дачи, нет, это один из одиночек радиоподполья. Каждый раз, когда время подходит к полуночи, на столе появляется приемник, рядом — часы, лист бумаги, на котором аккуратно отмечаются «грехи» мозеровских часов против сигналов Пулковской обсерватории. Кроме сигналов проверки времени— слушать нечего.

А вот другой, начинающий. В Серебряном Бору, под Москвой, в трех километрах от Ходынской искровой радиостанции, он . пытается принять ее работу. Этот чудовищный самодельный приемник с детектором, напоминающим мотоциклет, н переменным конденсатором, состоящим из двух книг, листы которых по очереди переложены, обладает удивительным свойством. Когда прикладываешь к ушам его форпостные трубки величиной в чайное блюдце,— ничего не слышно, но стоит их снять и... отчетливо слышны длинные и короткие звуки азбуки Морзе. Дело в том, что приемник’ молчит, как убитый, но искровой разрядник Ходынки так трещит, что его непосредственно слышно на расстоянии нескольких километров. Конечно, это прием без проводов, но не до эфиру, а по воздуху. Теперь уже не то.

. Заработала радиостанция им. Коминтерна. Хотя музыкальная передача дается раз в неделю «по чайной ложке», ■во это уже база для развития радиолюбительства. В специальном журнале того времени «Техника связи» устанавливается постоянный радиолюбительский отдел. Здесь ставится впервые перед общественностью вопрос о необходимости предоставления свободы эфира и рисуются перспективы и значение раз-

пития радио в СССР. Но дальше специальных журналов эти вопросы ле идут. Широкая пресса упорно отказывается ставить эти вопросы на своих страницах.

Весной 1924 г. закрывается журнал ‘Техника связи» — единственный рупор зарождающегося радиолюбительства. У редактора этого журнала А. Ф. Шевцова, его сотрудников и ряда радиоработников возникает мысль о создании специального любительского радиожурнала. Но настоящего радиовещания, массового радиолюбительства еще нет, нет еще и правовой базы для него.

С чего пачать?

Ответ на этот вопрос дает А. В. Виноградов, тогда лектор культотдела МГСПС: «поскольку разрешены приемные радиостанции только общественного пользования, поскольку нет еще литературы, которая могла бы руководить работой любителей, нет баз снабжения аппаратурой и деталями,— радиолюбительство может и должно развиваться по линии культработы профсоюзов в общетехнических или. специальных радиокружках, руководимых инструкторами». Нужно сказать, что МГСПС (в частности культотдел) был первой общественной организацией, которая по существу оценила перспективы, возможности и значения радиолюбительства.

Скоро п оявляются первые радио- кружки, и наконец, Радиобюро культотдела МГСПС. Здесь работа принимав! совершенно неожиданный темп: кружки растут как грибы, идет подготовка к выпуску журнала, в комнате галдеж от сотен алчущих консультации и кусочков гачена, а в перерывах между двумя телефонными разговорами секретарь Радиобюро! Г. К. Броншар, вооруженный молотком, откалывает от глыбы кусочки кристалла для детектора.

Число кружков росло, мы, работники Радиобюро, уже не могли одни справиться с этой работой. К инструкторской работе привлекаются студенты- радиоспециалисты из МВТУ и Института связи. Идут первые собеседования инструкторов на тему о том, как вести кружок, на каком ше приемника остановиться. Ряд вопросов, которые являются сейчас азбучной истиной для начинающего любителя, были тогда предметом серьезных обсуждений. Инструкторы знали тогда много умных теоретических вещей, которые, однако, совершенно не нужны были радиолюбителю. Любителю нужно было указать вот здесь, на этой крыше, из чего — когда нет канатика — и как устроить антенну, можно ли в качестве изолятора взять бутылку, вместо антенны — осветительную сеть, как из старого звонка сделать приемник из лезвея бритвы и карандаша— детектор, как сделать кристалл. В аудиториях вузов, при встречах, на работе обсуждались вопросы о том, нужна ли в любительских условиях многолучевая антенна, как принимать па осветительную сеть и т. п. Теперь, когда «техника радиолюбительства» насчитывает уже пять лет, эти вопросы уже позади. Но тогда надо было «переключиться», ибо радиотехника и «техника радиолюбителя», обладая различными ресурсами, предъявляли разные

требования и поэтому по-разному ре- шали одни и те жо технические вопросы.

Авторы плохо это сознавали и с трудом подходили к любителю. До сих пор помнится статья о любительских антеннах, напечатанная в одном из радиои?- даний, которая была иллюстрирована фотографиями мачт заграничных мощных передающих станций... Брошюры для любителей неизменно начинались с искры, подробно трактовали о вращающихся и других разрядниках, о когераре и многих других вещах, которые для любителя могли иметь исрлгочительно музейно-историческое значение. Но авторы так учились сами и им трудно было других учить иначе.

Необходимость особого подхода к любителю, необходимость переключиться на любительский лад была выдвинута и (пропагандировалась среди авторов и сотрудников «РЛ» его редактором тов. Шевцовым. Для специалистов т было трудно, и между' автором и редакцией шла глухая «борьба»: статьй- и еще больше сами авторы—подвергались тщательной обработке и в конде- концав «РЛ» принужден был создать кадр авторов из среды любителей же. Нам кажется, что именно потому, что «РЛ» сразу понял разницу между радиотехникой и «техникой радиолюбительства», потому, что он сразу взял •нужный тон, — он с первых же дней завоевал широкие симпатии, стал родным любителю и, вероятно, в редакции до сих пор, как и когда-то, идут письма, начинающиеся с обращения:

— Здравствуй, старый друг, «Радиолюбитель» !

Первый номер «РЛ» вышел в количестве 20.000 экз. К удивлению издательства, которое -очень недоверчиво относилось к сомнительному предприятию, издание через неоколько дней полностью разошлось. Первый номер пришлось выпустить вторым изданием. Тираж все рос, скоро достиг 50.00 экз.— цифры, неслыханной для технических изданий того времени. Ода отражала бурный рост радиолюбительства после об’явленпя закона о свободе эфира. Но так как журнал обслуживая не слушателя, а активного любителя, сразу взяв курс на постепенное, шаг шагом, поднятие квалификации любителя, — он скоро стал недоступным тем, кто не прошел «первой ступени». Тираж установился в 20—30.000 экз., несмотря на постоянную нерегулярность выхода, причина которой лежала в тяжелом финансовом положении издательства, организационных неполадках и недостаточном внимания к журналу.

(Между тем, работа Радиобюро разрасталась; по примеру московского, организовались такие же бюро при ленинградских, киевских, харьковских л др. профсоюзах. Параллельно возникло Общество друзей радио. Кто не помнит ожесточенной, но существу ненужной, борьбы, которая происходила первое время между Радиобюро и ОДР? На первых порах перевес был, несомненно, на стороне Радиобюро, поскольку кто была организация, непосредственно связанная с 'радиолюбительскими маееамя, откликавшаяся на все нужды радио-