Страница:Радиолюбитель 1929 г. №09.djvu/40

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


1

Что нового

В ЭСРИРЕ

Дальний прием

Г'10ВИДИМ0МУ, 1929 год поставил себе * * задачей стать своего рода „показательным" годом. Первые его месяцы — зимние — были такими, что при одном воспоминании о них становится холодно. Лето было настолько жарким и солнечным, что все любители загарами л получили полную возможность загареть до- отказа — до полной углеподобной черноты с бронзовым отливом.

Теперь стоит осень. Осень тоже хорошая. К такой осени вдохновенные поэты всегда пристегивают название „золотая".

Радиоприем тесно связан с погодой. Условия радиоприема в этом году тоже могут считаться нормальными, показательными. Хорошая зимняя слышимость сменилась грохотом летних рафядов. Несколько месяцев любители дальнего приема могли утешаться только каким-нибудь жалким десятком самых громких станций. Первый же бодрящий осенний холодок внес успокоение в эфириый океан. Прием начал с каждым днем улучшаться. В настоящее время — во второй половине сентября — прием удовлетворителен, ои значительно лучше приема бывшего летом, но его еще нельзя назвать хорошим. Эфир не стал еще по-зимнему прозрачен. Хорошо слышны мощные заграничные станции, удовлетворителен прием станций средней мощности, но слабые, далекие, наиболее заманчивые и интереспыо станции принимаются очень неважно.

По сравнению с прошлым годом, в составе участников общеевропейского эфирного концерта произошли заметные изменения. На первые места выдвинулись новые молодые станции, претендующие на звание „китов"—самых громкослышимых станций. К числу таких „выдвиженцев" относятся прежде всего чехословацкие станции. Острава и Косиц слышны с особой силой и громкостью. Необычайно

громко слышна Рига, не тише Риги принимаются шведская Херби и еще целый ряд станций новых или увеличивших свою мощность. Старые „богатыри"— Бреслау, Глейвиц, Кенигсберг, Будапешт, Каттопицы — еще не уступают эфирному молодняку свои заслуженные позиций, но они ужо пе стоят впереди, молодняк их догнал и идет с ними нога п ногу. Конечно, такое соревнование можно только приветствовать. Благодаря ему возрастает количество таких станций, которые уверенно принимаются зимой и летом, не исключая даже скверных радиодней.

Сорокалетие Эйфелевой башни

""'В этом году исполняется сгрокалетпе Эйфелевой башни, на которой, как известно, помимо ресторанов и площаюк для обозрения Парижа, имеется несколько радиостанций телеграфных н$ телефонных.

Интересно, что 1 апреля этого года один германский журнал вздумал подшутить над своими читателями. Он сообщил сенсационную новость — Эйфелева башня разобрана. В доказательство были приведены фотоснимки разбираемой башни. На другой день все это было объявлено первоапрельской шуткой. Между прочим, фотографии были не „липовые". Это были снимки строящейся башпи, по помещенные в обратном порядке.

Что и как слышно в Новосибирске

Нам, сибирякам, всегда приходится с завистью читать обзоры о дальнем приеме в европейской части СССР, в частности, в Москве. Да и неудивительно — ведь мы находимся па 8.000 километров дальше от той заграницы, которая является об'ектом практики дальнего приема для (наших радиолюбителей-«европейцев». Если наши коллеги центральной части СССР имеют возможность принимать некоторые заграничные станции на кристаллический детектор, то мы не всегда можем мечтать о прием -, на ламповые приемики даже таких станций как Комннтерп. Однако, и мы кое- что все же слышим и слушаем. Правда, прием запада в даших условиях связан с одной неприятной вещью: я н/мек-

в виду большую разницу во времени. В Новосибирске разница с Москвой на 4 часа, п поэтому поздние передачи, например, Коминтерна, когда слышимость становится максимальной, нам приходится слушать в 2 — 4 часа ночи по местному времени. Только у энтузиаста хватит смелости половину ночи просидеть у приемника, а на завтра с головной болью от бессонницы иття да службу, проспав всего 4 часа. И Есе-таки слушаем.

Что же мы слышим?

Результаты приема сообщаю по своей практике. Я работаю с приемником 0—V—2 на лампах Микро ДС. Прием производился в Новосибирске на среднюю любительскую антенну Г-обраано- го типа, высотой 15 метров, с горизонтальной частью в 35 метров.

Регулярно слышно ст. им. Коминтерна, но слушать можно, примерно, часов с 11 вечера по местному времени. Слышимость колеблется от R2 до R7. Не уступает Коминтерну и по регулярности, и по громкости приема Харьков (■мощный). Он слышен ют R3 до R7, в среднем R4—R5. В числе регулярно принимаемых вряд ли стоит упоминать такие как Томск (который, кстати сказать, только начинает технически превращаться действительно в широковещательную станции), Омск, Ташкент. Омск слышен R7—RS, Ташкент —

R3—R5.

Дальше идет ряд станций, слышимых нерегулярно, по иногда совсем недурно. Вот их список.

На средних длинах волн (350—500 т). кроме этого, слышен еще ряд (до 15) каких-то заграничных станций, главным образом, немецких, определить которые еще не удалось. По сообщениям товарищей сюда входят, в частности, Кенигсберг, Каттовицы и др. Прием их, колечко, нерегулярен, несмотря на то, что некоторые из них слышны временами довольно громко.

На коротких волнах в Новосибирске регулярно принимались и принимаются только две станции — голландская Эйд- ховен с силой приема до R3 и английская Чельмофорд с громкостью Rs—R7. G месяц тому назад очень часто была слышна ага волне около 40 метров немецкая станция (очевидно, Берлин), передававшая исключительно нресоу. Однажды слышал на коротких волнах опытную передачу из Саратова оо слышимостью R3. Одно 'время очень громко н устойчиво производила опыты какая- то, очевидно, французская станция. Появилась и Америка. Каж ни страшно. но Хабаровск, принимавшийся в

368

РАДИОЛЮБИТЕЛЬ А» 9