Страница:Радиофронт 1930 г. №23-24.djvu/18

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


44

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВЕЩАНИЕ НА МЕСТАХ

Дать общую картину состояния художественного вещания в СССР—весьма трудная задача, поскольку отсутствуют исчерпывающие материалы, характеризующие работу на местах.

Материалы работы бригад отдела местного вещания, отрывочные, неполные программы, планы, отчеты, заметки в печатной прессе дают возможность нарисовать лишь приблизительную картину, оттенить общие явления и сделать, на основании этих qSnpx явлений, некоторые выводы.

Задача этой статьи—оттенить, главным образом, отрицательные моменты в художественном радиовещании. Положительные явления, успехи, некоторые достижения мы считаем, во-первых, не настолько значительными, чтобы о них стоило говорить, во-вторых,—абсолютно не характеризующими общее положение.

Истекший осенне-зимний период имеет лишь одно отличительное свойство: почти впервые поставлен решительно вопрос об изменении форм работы; заострено внимание на проблемах радиоискусства, о связи о общественностью.

Кое-где заметны уже и результаты этого усиленного внимания к этим вопросам. Особенно следует отметать намечающееся развитие общественности вокруг радио. Радиосоветы и худполитсоветы—это уже не только голые схемы.

Кое-где заметна активизация этих органов. Растущий интерес со стороны широкой пролетарской общественности к вопросам художественного вещания—несомненный признак того, что художественное радиовещание завоевывает уже свою аудиторию, завоевывает внимание трудящихся.

Как характерную черту этого растущего внимания можно отметить хотя бы развернувшуюся критику на страницах нашей печатной прессы: нет такой газе- ■ш, журнала, которые не освещали бы вопросов радиовещания на своих страницах.

Поэтому о особой рельефностью выявляются недостатки, «болезни», о которыми мы как следует ае научились бороться, а самое главное, не осознали, до какой степени они сильны и губительны для советского художественного радиовещания. Эти «болезни» принимают «хронический» характер и заставляют нас дать тревожный сигнал о приближающейся опасности и принять ряд мер к их ликвидации в ближайшем будущем.

Одной из этих мер является созыв Всесоюзной конференции работников художественного и политического вещания, которому предшествовало Всеукраинское совещание в Харькове. Но главной мерой является создание в Москве Института радиовещания, а в областных и окружных радиоцентрах—краткосрочных курсов по переподготовке радиоработаи- ков.

Вопрос о кадрах ставится сейчас во всю ширину, и это вполне понятно: нельзя говорить о качестве радиовещания, не разрешая проблемы кадров. Отсюда и путь форсированной подготовки и переподготовки кадров, на который стало Радиоуправление НКПиТ.

Переходя к характеристике положения художественного радиовещания па местах, в первую очередь приходится отметить общую «болезнь» дЯя всех радио- центров: отсутствие плановое™, ясности, установок И четкое™ в работе, чем я объясняется обилие, ошибок и новерное толкование задач радиовещания.

Можно ли о уверенностью сказать, что задачи вещания, в частности художественного вещания, совершенно ясны для всех?

Конечно, этого утверждать никак нельзя. Смешение понятий, разноречивость во взглядах—одно из самых губительных явлений в деле художественного вещания.

Всеми как будто признано, что художественное вещание неразрывно связано с политическим вещанием, что средствами художественной пропаганды, агитации мы должны добиться политического эффекта, продвигая культуру в массы, ведя борьбу за новый быт, используя искусство как мощное средство, способствующее переустройству вашей страны в соответствии с великими задачами, стоящими перед нами.

Бак же на деле выполняются эта обязательства?

Иллюстрируем рядом примеров.

Какие задачи ставит перед собой Среднеазиатский (Ташкент) радиоцентр? Среди прочих задач «должна выполнять (художественная работа.—Б. В.) своими специфическими средствами роль одного из важных рычагов способствования социалистическому строительству, вовлекая в него широкие массы рабочих, крестьян, интеллигенции и мелкую буржуазию, которую следует перевоспитать в соответствии с задачами компартии».

Все было бы хорошо, но конец внушает серьезные опасения: не надо ли это толковать как определенный «заскок» в головах людей, которые это «сочиняли»? Тут надо отметить известную путаницу, нечеткость, которая ведет к распылению возможностей и представляет собой опасность работы впустую. Надо ли говорить, что вряд ли такал установка вытекает из наших задач: ориентировки в работе да широкие массы рабочих и крестьян? Если принять всерьез установку Ташкентского радиоцентра, то становятся понятными беспредметность содержания художественной работы, ее аполитичность.

Смешать в одну кучу рабочих, крестьян и мелкую буржуазию—на деле значит запутать вопрос о целях работы, лишить ясное™ характер вещания.

Не менее запутанное положение наблюдается в работе менее значительных среднеазиатских радиоцентров, как Ашхабад и Самарканд.

Тематика Ашхагадското радиоцентра наиболее показательна. Перечисляем ряд тем: 1) «Что такое музыка вообще» (программа—от Мусоргского через «Ночи безумные» Чайковского и «Кофе» Городецкого до «Шествия Сардаря» Ипполитова- Иванова), 2) «Что мы зовем музыкой серьезной»—иллюстрация ранними роман- таками, 3) «О музыке танцевальных, ритмических группировок», 4) «Отражение музыки в природе» (в программе Штраус— вальс «На дивном синем Дунае»), 5) «Лирика в музыке» (Валъдтейфелъ—вальс «Я весь ваш»), 6) «Сюита и понятие о стиле»—тема иллюстрируется: опорными ариями, каватиною Раффа и творчеством: Бальмонта.

О чем говорят перечисленные темы? О яркой аполитичности, беспредметное™ и расплывчатости. Для .трудящихся Туркменской ССР такого рода работа—пустой звук, чтобы не сказать больше.

Приблизительно по такому же пути идет Ношсйбиреюгй радиоцентр. Среди разных. грм..одна©родеро щдадвется до

своей «значительности»—«Женщина двух классов»—так называется этот тематический концерт. Концерт разделяется на эпизоды: а) «Мечтательная девушка, тоскующая в безделъи дворянских гнезд»,

б) «Женщина-кукла, вскормленная буржуазной средой для того, чтобы мужчина мог любоваться ею», в) «Ветреная женщина-кокотка, для которой любовь являлась самоцелью», и т. д.

Кого обслуживает такая тематика? Кого угодно, только не трудящихся, скорее мелкую буржуазию. Сопоставление женщины-кокотки, «Женщины, для которой любовь самоцель», с женпшной-работни- цей, крестьянкой просто опошляет эту тему. Можно ли привести более яркие примеры искривления понятия о тематике?

Ростовский радиоцентр проводит большую работу, но и тут ясности установки, судя по программам, нет. Если взять наугад программу со 2-го по 25 мая, то мы видим, что в течение 10—12 дней было дано 4 концерта, посвященных творчеству Чайковского.

Обращают на себя внимание два тематических концерта: «Труд в вокальной литературе» и «Крестьянская тематика в современной вока шной литературе». Эти интересные темы, к сожалению, не выдержаны до конца. Все это дается вперемежку о инструментальной музыкой такого характера: «Шумка» Завадского, «Часок в русской деревне» Артемьева, «Вальс» Валъдтейфеля и т. д.

В заключение интересно воспроизвести одну из программ Днепропетровского радиоцентра (9 мая 1930 г.). Начинается концерт увертюрой из «Руслана и Людмилы» Глинки, далее—вальс Вальдтей- феля, ария Ленского из «Евгения Оио- ги.:а», «Тайна Маяка» OpiaacKoro, вальс из оперетты «Веселая вдова», «Вечерняя песня» Стеценко, попурри из оперетты «Баядерка» и затем Бетховен—Ьрейцеро- ва соната и песня «Где ты, моя доля» и т. д.

Такого рода программы являются несомненно следствием бесплановости, отсутствия четкой установки. Приводимые примеры достаточно показательны и поучительны. Эти провалы в работе художественного вещания больно отзываются на всей работе вещания, если усвоить, что радиовещание—одно целое, имеющее одну только цель.

Неразрывно стоит вопрос о репертуаре, материале, который подается местными радиоцентрами. Подача художественных образцов, идеологически нам чуждых, творчество, снабженное только революционными советскими заголовками, но ,

по сути своей являющееся образцами по- <

шлятины, проникнутой враждебными нам i

настроениями, где сказывается влияние 1

цыганской, насквозь проникнутой эрота- >

кой кафе-шантаниой зал.-европейской эстрады. Творчество «композиторов» Хаита, Орлапекого, Кручинина, Подревского и других им подобных—песенки, хотя и имеющие в своей основе кое-какую тему нашего нового быта, этапов нашей борьбы, строительства, во опошленные общим характером воплощения в художественные образы.

Творчество салонное или, как его. еще называют, «садовое», Вальдтейфель, Ио- гап Штраус, Линке и др. опереточные попурри, фокстроты и т. д.—вот зло, 6 которым мы как следует не научилйсб

борОТЬСЯ.

' Больше того, иногда .прямо заметно покровительственное отношение некоторых товарищей, руководящих, худработойt По радио. Они. говорят, примерно, так l «Щ следует, .мол,