Страница:Радиофронт 1930 г. №35-36.djvu/54

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ные любители EU, так и европейцы и любители восточных стран. Такие же хорошие условия продолжались и в Персидском заливе, и да реке Ефрате вплоть до Ирака.

К сожалению, у RARO не было времени вследствие занятости вахтами и траффцками о 2BV и 2КВХ много работать с любителями. Вое же из Индийского океана и Персидского залива было осуществлено носколько QSO с любителями как EU, так и Европы (ЕК, EG и др.) и Востока.

Связь же с 2SBIV, И 2КВХ, как было уже сказано, велась ежедневно, даже и в южной части Красного моря. Когда в Красном море громкость RARO и 2BV на 40-мегровоы диапазоне стала слабеть, 2BV перешел на волну 32,5 м, a RARO— па 36 м. Несмотря на то, что на этих волнах и было проведено несколько хороших QSO, вое же вскоре мы опять перешли на старые волны. Правда, при работе RARO на волне 36 м у 2BV было иногда меньше помех, но громкость получалась не выше, чем на 40-метровом диапазоне, а прием, к тому же, на 40- метровом диапазоне был более уверенный и стабильный, замечалось меньше QSB. Вообще же в течение всего рейса QSB на 40-метрошм диапазоне с обеих сторон проявлялось доволъпо мало.

Опыт QSY на 20-мстроадм диапазоне не удался вовсе, слышимости вообще не было. Вероятно, это связано со специфическими условиями слышимости в Красном море вообще.

В северной части Красного моря траф- флк С 2BV начинался с 20 ч. GMT и даже раньше, в то время как любители в этой части моря начинают вообще появляться примерно о 18—19 ч. GMT. Ранее, несмотря на то, что ночь в этих широтах начиналась уже о 14—15 ч. GMT, гажого слышно не было. Чем дальше «Микоян» шел на юг, тем позднее появлялись в эфире любители. Из-за этих причин, а также потому, что у 2BV чем позднее, тем меньше помех,—траффик был перенесен на 21 ч. Это время оказалось лучшим для связи в течение всего рейса. Примерно о 22—23 ч. GMT связь почему-то очепь часто стала обрываться. Слышимость 2BV (и 2КВХ) в это время часто падала до R—О.

Интересно, что это явление наблюдалось в дальнейшем! и в окигцяе, и в Персидском заливе.

Конечно, не обошлось и без разных внешних помех, затруднявших работу. Во- первых, страшная жара в тропиках. 2 апреля, когда мы находились в Джедде (главный порт Геджаса, независимого государства в Аравии) на 21-й параллели (тропики начинаются, как известно, с 281/г параллели), 2КВХ сообщал, что в

Москве 5 градусов мороза в идет снег, причем снега выпало столько, сколько не было за всю зиму. У нас же в это время (ночью) было 32 градуса тепла, и я, работал, буквально обливался потом. В Периме, на 12-й параллели (английская африканская колония Сомали) термометр поднялся, несмотря на начало апреля, до 42° в тени. Позднее, в начале мал в Персидском заливе бывало обычно 45— 46 градусов в тени. Люди буквально не находили себе места на судне. В каюты ни днем, ни ночью не войдешь, все, даже деревянные части жгут при принос- иовешш.

В этих условиях, конечно, очень трудно было работать. QSO, начинавшиеся в 21 ч. GMT, кончались обычно около 3 часов по местному времени. Спать на палубе можно было только до 6 ч. утра. Днем и на палубе спать невозможно. Таким образом коротковолновая связь не давала возможности выспаться, не говоря о трудности работы в душной, накаленной за день, рубке.

Уголь, который мы приняли на палубу в Периме, на всем, в том числе и на радиоприборах, оставлял слой угольной пыли. Угольная пыль, вследствие своей проводимости, сильно влияла на изо ля-' цию приборов, так что за ними приходилось следить очень тщательно.

Помимо этих помех, в работе сказывались и обычные радиопомехи—QRN, QRNN и QRM. QRN сильно стали сказываться в Красном море. О QRN вд длинных волнах и говорить не приходится ; атмосферные помехи превращались в сшюпшой рев, заглушавший всякую передачу. Но и на коротких волнах в южной части Краевого моря QRN

давали довольно сильный и постоянный гул, сильно портивший прием. В Индийском океане, в Персидском заливе и на р. Ефрате QFiN стали значительно меньше.

QRNN—местные помехи—сказывались

при стоянке судна (портовые и при раз- хрузке парохода).

НалсШещ1 QRM было Не так уж много. Правда, иногда мешали любители, особенно любительские fone, но в общем большого вреда она не приносили. Гораздо больше мешал работавший одно время AU 7КАС, громко слышимый на протяжении целых 2—3 метров и постоянно звавший CQ, потому что ему никто не отвечал. Такие станции, не умеющие как следует настраиваться, надо, конечно, закрывать. К счастью, 7КАС скоро совсем прекратил работу.

Заговорив о любительских fone, следует отметить один советский телефон, работающий на волне около 42,5 м, пови- дпмому станцию им. Попова. Впервые этот fone удалось услышать в Красном море около Джеддьг, прячем он был слышен примерно R4—R5. Затем вследствие плохих условии слышимости в Красном море он пропал и появился вновь в океане и в Персидском заливе. Но слышимость его в Персидском залше сильно изменилась. Постоянно была очень хорошо, до R7, слышна несущая волна я почти не было слышно модуляции. Очень неглубокая модуляция коротковолновой станции им. Попова, которой, кстати сказать, страдают очень многие наши телефонные станции, при слушании их на далеких расстояниях, была отмечена мной еще в Москве. В щютивоположнооть от. им. Попова, при слабо слышимых весу-

Порт Сувп

Бендер Абас (Персия)

Персидский порт