Страница:Радиофронт 1931 г. №02.djvu/18

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Л. Кубаркин

ВОЗМОЖЕН

ЛИ В МОСКВЕ

МОЖНО!

Можно или нельзя слушать в Москве дальние станции? Этот вопрос далеко не праздный. Он затрагивает не только, как это может показаться на первый взгляд, мелкие интересы любителя эфиролова. Дело обстоит значительно серьезнее. Наша промышленность выпускает ряд приемников, которые официально именуются приемниками для дальнего приема. Эти прие’мники тысячами, может быть десятками тысяч, расходятся в крупных городах, причем потребитель рассчитывает получить на этих приемниках возможность слушать дальние станции. Еще большее количество (это показывает статистика) приемников собирается любителями в порядке самодельщины и предназначается опять- таки для дальнего приема в городских условиях. В общем, если бы представилось возможным сосчитать. сколько денег истрачено в надежде получить в городах, н в частности в Москве, дальний прием, то полученная цифра, вероятно, была бы весьма многозначной.

По поводу возможности дальнего приема в Москве существуют две точки зрения. Очень многие радиоработники и радиолюбители полагают, что слушать в Москве, кроме Москвы, ничего нельзя. Во' всяком случаи представители, так сказать, «официальной» радиотехники—работники лабораторий заводов—в последнее время склонны считать, что построить приемник для приема дальних станций в Москве по тем принципам, по которым строятся теперь приемники,—невозможно. Это положение неоднократно подчеркивалось, например, сотрудниками заводов ВЭО в разговорах с автором этой статьи по поводу вновь разрабатываемых заводских конструкций.

С другой стороны, многие радиолюбители из числа тех, кого принято называть «квалифицированными», оспаривают это положение и утверждают, что дальний прием в Москве возможен.

Которая же из этих точек зрения правильна? Попытаемся подробно разобраться в этом вопросе.

Дальний прием в Москве затруднен двумя обстоя тельствами: во-первых, помехами местных передатчиков и, во вторых, помехами от трамваев, всевозможных электроаппаратов и пр., к которым в известной доле примешиваются и чисто атмосферные помехи. Все эти помехи второй категории мы в дальнейшем объединим под словами «городские помехи».

Московские передатчики вовсе не так «страшны», как это часто думают и утверждают. Отстройка от Москвы не является особенно трудным делом.

В конце концов все дело сводится только к устройству соответствующей антенны п к соответствующему числу контуров в приемнике. Распространенные у нас нелепые антенны с бессмысленно длинными горизонтальными частями надо безоговорочно признать никуда негодными. Для хорошего приемника необходима и достаточна вертикальная антенна (можно с клеткой наверху), возвышающаяся над крышей дома на 10—12 метров. Горизонтальная часть совсем не нужна. Такая антенна, имея действующую высоту, незначительно меньшую, чем такая же по геометрической высоте антенна с горизонтальной частью, дает заметно более избирательный прием. В приемнике должно быть три-четыре настраивающихся контура, причем нормально бывает достаточно трех контуров, а четвертый в некоторых случаях приходится включать в качестве фильтра.

Такая установка, как показал опыт, дает возможность принимать в Москве дальние станции, отстоящие по частоте от местных станций па 20— 30 килоциклов. Другими словами, если частота дальней станции отличается от частоты любой из московских станций на 20—30 килоциклов, то ее уже возможно принять. Это «в средних» московских условиях. В различных районах Москвы, непосредственно находящихся у той или иной станции, возможно, условия несколько изменяются. Близкая местная станция «запрет» несколько больший участок диапазона и «выведет нз строя» пару- другую дальних станций, но в среднем эту «норму» в 20—30 килоциклов можно считать непреувеличенной.

Кроме основных волн местных цтапций, в эфире имеется еще серия гармоник, но эти гармоники все же слабее основных волк и не так страшны. Норму для надежной отстроит от любой гармоники мож но принять в 10—15 килоциклов.

Если составить список всех дальних станций, разместить в нем волны и гармоники московских станций и вычеркнуть из этого списка все станции, попавшие в соответствующие «запретные зоны», то останется все же чрезвычайно много дальних станций, в числе которых будет и много хорошо слышимых мощных станций, прием которых без помех возможен при работе всех московских стан