Страница:Радиофронт 1931 г. №02.djvu/19

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Г. Гинкин

ПРИЕМ ДАЛЬНИХ СТАНЦИЙ?

НЕЛЬЗЯ!

Задачей настоящей дискуссионной статьи является попытка внести некоторую ясность в вопрос «легкости» приема дальних станций, вскрыть существование разного топа «приемов дальних станций в Москве», перечислить условия, облегчающие дальний прием. Должен честно сознаться, начало этой самой статьи, озаглавленной «Нельзя!», писалось в 7 часов вечера под весьма уверенные, громкие и чистые звуки «бодрой» музыки из Берлина. Но это удалось по целому ряду причин: во-первых, потому, что берлинскую передачу транслировала сверхмощная, близко к нам расположенная станция в Хейльсберге (около Кенигсберга), единственная по своей слышимости из других дальних заграничных станций, во-вторых, прием производился около Савеловского вокзала, т. е. на большом расстоянии от центра, так сказать, в полуго- родских условиях, в-третьих, была хорошая погода, трамваи трещали очень мало, вообще слышно было хорошо в этот день; дело происходило в январе, т. е. в середине радпосезона, ц пр. и пр. Средина статьи уже писалась под прием той или иной дальней станции, сопровождавшийся довольно сильным трамвайным аккомпанементом, хотя трамвайная линия находится не меньше чем в 100 метрах от приемника.

Убедительным ответом на вопрос является большая трудность трансляции заграницы через московские радиостанции: трансляции молено давать только в том случае, если предназначенная для трансляции станция слышна громко и чисто. А ведь приемные пункты московского радиоцентра расположены в нескольких десятках километров от Москвы, снабжены хорошими заграничными приемниками, квалифицированными радиотехниками, никаких трамваев, электромоторов и прочих «ра- дповредптелей» поблизости нет, для трансляции выбираются часы только такие поздние, когда обычный радиолюбитель-радиослушатель уже спит. Что же в таком случае можно сказать о возможности приема дальних станций для обычного радиослушателя, имеющего наш типовой фабричный приемник, хотя бы лучшего, вроде БЧЗ, типа, живущего вблизи трамвайных узлов, ие умеющего отстроиться от московских станций, желающего к 11 часам вечера окончить прием дальних станций и не умеющего угадывать передачу сквозь грохот и треск? Ответ суровый и ясный—

Нет. ,

Несколько изменится дело, если потребитель пойдет на уступку и будет слушать ночью, после конца работы московских станций н к концу ра-

16оты трамвая—после полуночи. Еще будет лучше, если этот слушатель обменяет комнату и переедет за какую-либо из московских застав и научится включать нужные фильтры и собирать самодельные прнемники, дающие гораздо .'учшие результаты, нежели представители «фамилии» БЧ (а это сделать весьма нетрудно).

Вопреки подзаголовку, скажем можно, но... при условии, если бы в.Москве перестали ходить трамваи, остановились бы все электрические установ ки, моторы, медицинские аппараты и пр. Москва, однако, без трамваев в настоящее время немыслима. Возможно, что через 10 лет трамвай исчезнет, будет заменен метрополитеном и соответствующим количеством автобусов и автомобилей. Но это, во-первых, будет через 10 лет, а, во-вторых, это связано с таким индустриальным развитием города, когда в Москве будет механизировано, вернее электрифицировано все, что только можно. Не будет больницы без рентгеновской установки, колоссально увеличится количество всевозможных лабораторий, электроустановок, подъемников, электроавтоматов и т. д. Все это с лихвой возместит неумолимый для любителей дальнего приема трамвайный грохот, и «редька получится не слаще хрена».

Возвращаемся однако к теме. Споры и недоразумения, ведущиеся на тему о возможности приема дальних станций в Москве, в большой степени можно ликвидировать, если прежде всего установить, что значит «прием». Мы, москвичи, знаем, что московские станции мы можем слушать всегда, в любое время дня.и ночи, в любом районе Москвы. Слушаем ясно, громко, разборчиво, с постоянной громкостью. Можем ли мы так слушать дальние станции, Ленинград, Харьков, мощные европейские радиовещательные станции? Конечно, не можем.

Дальние станции в Москве можно нерегулярно слышать, но регулярно слушать ни одной дальней, хотя бы самой мощной, в Москве нельзя. Характерной оценкой, характеризующей разницу слов «слушать» и «слышать», является встреча за «приемом» заграницы представителей двух «враждебных» друг другу классов: спокойного радиослушателя и истого радиолюбителя.