Страница:Радиофронт 1931 г. №02.djvu/20

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


А BCE-ТАНИ МОЖНО

цпй. Таким образом, помехи местных станции нельзя считать таким фактором, который был бы непреодолим. При работе всех московских передатчиков всегда, найдется куча дальних станций, прием которых возможен.

Значительно хуже обстоит дело с городскими помехами. Москва является городом с весьма ни тенсивпой и все растущей «электрической жизнью». Городские помехи в Москве очепь сильны. Главное препятствие дальнему приему составляют именно они, а не московские радиовещательные станции. Разумеется, в различных частях города городские помехи не одинаковы. Имеются районы, расположенные преимущественно на окраинах, которые довольно благополучны в отношении помех. Кроме того, п в центральных частях города есть более или менее благополучпые островки. Например, район, ограниченный Арбатом, Новинским бульваром, улицей Герцена и Никитским бульваром, лишен трамвайных линий н средние части этого района довольно «спокойны». Таких островков довольно много.

Но в среднем все же помехи в Москве сильны. Можно считать, что они делают совершенно невозможным прием всех станций малой и средней мощности. Сквозь завесу помех пробиваются только самые мощные дальние станции и станции хотя и средней мощности, но расположенные сравнительно близко.

Кроме того на условия приема влияют время года и время суток. Лето н отчасти осень весьма, неблагоприятны для дальнего приема, поэтому летние месяцы надо совсем вычеркнуть пз калепдаря слушания дальних станций. Принимать можно только зимой и весной. Самые лучшие месяцы для приема—это январь, февраль и март. 'Удовлетворительны ноябрь, декабрь и апрель.

По времени суток прием изменяется обычно так: прием становится хорошим немедленно после наступления темноты, городские помехи в это время не особенно сильны. Затем примерно часов в 9 вечера помехи возрастают, и прием от этого ухудшается. Продолжается такая неблагоприятная полоса часов до 11 вечера, после чего помехи начинают слабеть, и прием опять улучшается. Часто эти колебания силы городских помех не всегда резко заметны, а иногда они вовсе не наблюдаются. В то же время надо сказать, что сила помех вообще не стабильна. Казалось бы, что так как в городе находится в движении всегда одно и то же количество трамваев, горит одно и то же число фонарей и т. д., то и помехи изо дня в день должны быть одинаковы. На самом же деле сила городских помех находится в какой то, может быть пока не совсем ясной, связи с общими атмосферными условиями. Случаются дни, когда городские помехи неистово громыхают, но попадаются и такие дни, когда трамваи «ходят» в эфире совсем бесшумно и условия приема мало чем отличаются от загородных.

Подытожить все сказапное можно примерно так: московские станции не составляют непреодолимого препятствия приему и слушанию дальних станций. Они только во время своей работы «запирают» некоторые не особенно большие участки диапазона. Значительно больше препятствуют приему городские помехи. Борьба о ними очень трудна. Вертикальная антенна в соеднпешш с высокой избирательностью приемника дает некоторое ослабление городских помех, но не полное избавление от них.

При приеме дальних станций иногда наблюдаются помехи иного порядка, которые нельзя отнести к специфическим помехам, это—помехи телеграфных станций и помехи от интерференции.

Эти помехи, особенно помехи телеграфа, пепо стоянны, они то появляются, то исчезают. Нель зя назвать, кажется, нп одну станцию, которая была бы безнадежно погребена под трескотней телеграфа, по все лее- телеграф часто появляется «в районе» Лахтии Кенигсвустергаузена и срывает их прием обычно па час или на два, редко на весь вечер.

Наиболее назойливая и неприятная интерференция наблюдается у очень хорошо слышимого Стокгольма.

Что же молено слушать в Москве более или менее надежно?

Каждый любитель или слушатель, следивший мало-мальски за эфиром, знает, что сравнительная громкость приема отдельных станций в Москве, да и вообще повсюду, пе есть 'величина постоянная. Громкость станции колеблется из года в год, из сезона в сезон. В каждом определенном отрезке времени имеются станции, которые по громкости выделяются из ряда других станций. Такая особая громкость не всегда бывает долговременной. Понемногу такие станции переходят в разряд «тихих», а па нх место выдвигаются другие. Многие помнят, должно быть, как гремели несколько лет назад, например, Стамбул или Вена. Теперь Стамбул в Москве совсем пе слышен, а Вена слышна плохо. В настоящее время в Москве хорошЪ слышны (ориентируясь па некоторые «среднемосковские» условия) такие станции: Глейвид. Херби, Хейльсберг, Братислава, Косиц, Гетеборг, Бреслау, Грац, Гамбург, Львов, Бухарест, Катто- вицы, Белград, Стокгольм, Рига, Сундсваль, Будапешт, Осло, Калундборг, Мотала, ‘Варшава, Ке- пигсвустергаузеп и Лахти. Из числа этих станций довольно легко принимаются при работе всех местных станций Глейвпц, Херби, Хейльсберг, Косиц, Грац, Катговпцы, Белград, Стокгольм, Рига. Сундсваль, Будапешт, Кеннгсвустергаузен п Лахти. Наиболее хорошо слышны Хейльсберг н Лахти, которые принимаются в течение круглых суток (в часы их работы, конечно). С советскими станциями дело обстоит хуже. В Москве сносио принимаются только Ленинград и Харьков (320 кц).

Как видим, выбор станций хотя и ограничен, но все же не очень мал.

Этот примерный список составлен по ирнзнаку возможности отстройки от московских станций. Городские помехи не всегда дают возможность принимать все эти станции. Почти со стопроцентной