Страница:Радиофронт 1931 г. №02.djvu/22

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


можно

НЕЛЬЗЯ

уверенностью принимается Лахти, Хейльсберг, Братислава., Будапешт, Рига и Сундсваль. Остальные не дают такого уверенного приема, но, как правило, слышны. Городские помехи создают обычно некоторый аккомпанемент приему в виде треска (иногда и грохота), в отдельные дни трески бывают так сильны, что совсем пе позволяют получать «слушательский» прием, по в среднем трески оказываются не такими сильными, чтобы препятствовать действительно слушать стапции.

Поэтому на вопрос «можно или нельзя?» надо ответить—конечно, можно. Прием (слушательский) в Москве дальних станций безусловно возможен. Кроме того пе следует забывать, что вышеизложенные рассуждения рассчитаны на самые плохие условия приема—одновременная работа всех московских станций и сравнительно ранние часы— до полуночи. Фактически все московские стапции работают не так часто, поэтому список станций, которые в действительности можно слушать, несколько расширяется. Далее, наиболее хорошие условия приема наступают только после полуночи (не потому, что в это время не работают московские станции, а потому, что вообще прием ночью лучше и городские помехи слабее). Ночью—от полуночи до 2—3 часов ночи—в Москве вполне возможен слушательский прием весьма многих станций, в том числе и английских, французских и т. д., а перечисленные выше станции дают чрезвычайно громкий прпем.

В заключение надо сказать несколько слов о типе приемника для Москвы. У нас наблюдается стремление европеизировать и американизировать приемники—сводить управление к минимуму ручек, в идеале к одной ручке. Это стремление, конечно, вредпое. В действительности чем больше ручек у приемника, тем приемник лучше. Обращение с приемником, правда, при этом усложняется, но зато качество весьма значительно превосходит качество «одноручных». Если радиолюбитель пли слушатель хочет хорошо принимать станции, то он не должен стремиться к одной ручке. Надо иметь хороший «многоручпый» приемник, научиться в совершенстве обращаться с ним и изучить эфир. Эти три условия обеспечат наилучшие возможные результат. По 'мнению автора, наиболее подходящим для московских условий приемником является такой—три лампы: экранированная, детектор, одна низкая, три или четыре коитура настройки, сменные катушки. Если такой приемнлк полностью питается от сети, в нем применены лампы СО-95, ПО-74 и ПО 23, то он даст чрезвычайно громкий прием дальних станций. Многие, вероятно, сочтут это за рекламу, но это факт, что па подобном приемнике некоторые дальние станции (например, Хейльсберг, Гамбург, Львов, Стокгольм, Рига) часто бывают слышны с такой же громкостью, как и московские станции, т. е. почти перегружают говоритель.

Сказанное о типе приемника нельзя понять как укор нашей промышленности, не выпускающей таких аппаратов. Промышленность в основном должна стремиться «к одпой ручке», ибо опа пе может выпускать приемники, обращение с которыми требовало бы большого умения, павыка и ловкости, иначе московский потребитель иа них, пожалуй, и Москву не поймает. Но любитель, строящий сам приемник, должен помнить, что «чем больше ру чек, тем больше станций».

10. Если радиопогода, приемник, место и время удачиы, не забывай, что существуют всесильные искровые радиотелеграфные станции и взаимная интерференция станций. «Харьков младший» слышен громко в Москве, а принимать его из-за ра днопомех невозможно.

11. Качество приема очень сильно зависит от радиопогоды в данный день. Может случиться, что в плохой день трудно будет выудить 1—2 дальних станции. А ведь в Европе их около 200.

12. Дальние станции, расположенные иа восток, принимать труднее, чем расположенные на запад, главным образом по причине невыгодного сдвига часов для почного приема.

13. В Европе из 200 станций имеется «возмож ных» для приема в районе Москвы до 50 наиболее мощных или наиболее удачпо расположенных став ций. Чаще всего слышпы передатчики лимитрофных стран западной границы Союза и стаицни восточной части Европы, главным образом немецкие.

14. Из года в год, из недели в неделю, паиболее слышными становятся то одни, то другие станции. Этп «любимчики эфира» довольно часто меняются, иногда по совершенно необъяснимым причинам. Например, Вена, Прага, Стамбул, гремевшие в московском эфире и забивавшие другие станции в сезон 1929/30 года, этой зимой не слышны или едва слышны.

15. В яп варе 1931 года московских любителей дальнего приема в сравнительно ранние вечерние часы «вывозили» только Ленинград, Хейльсберг, Лахти и Рига, слышные в случае малых трам вайных помех с 5—6 часов вечера.

16. В Москве можно найти немало пунктов, где трески и помехи настолько велики, что никакой из известных в настоящее время приемников не даст никакого разборчивого приема.

17. Советские дальпие станции принимать наиболее трудно, так как на их волнах больше всего телеграфных помех, делающих прием невозможным, и кроме того опи закапчивают свои передачи довольно рано.

18. Не зови друзей или гостей для демонстрации приема дальних станций—наверняка при гостях будет плохо слышно.

19. Припять ясно «Мадрид» в Москве в 10 часов вечера труднее, чем выиграть кругосветное путешествие в лотерее Автодора.

Окончательный вывод: ответ на вопрос, можно или нельзя принимать в Москве дальние станции, зависит от того, что понимается под слозом прием, кто и на какие приемники будут принимать, в каких условиях этот прием ведется.

Приводим в заключение цифры дальности действия станций различной мощности, принятые официально американскими радиоспециалистами.

Мощность станции (ватты в антенне)

Очень

хорошая

слышимость

км

Хороший

прпем

км

1

Плохой

прием

км

1

Может

мешать

другим

станциям

км

50

3

Д5

1

150

1 000

500

10

50

500

3 000

5 000

3J

150

1 500

5 000

50 000

100

1

500

3 000