Страница:Радиофронт 1931 г. №03-04.djvu/4

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Долой телеграфные помехи!

В нашем эфире очень много грязи; советский эфир и в особенности московский находятся в «антисанитарном» состоянии. Вряд ли кто-нибудь станет отрицать это. Об этом говорят все радиолюбители, радиослушатели, говорят работники трансляционных узлов, пишет, наконец, и орган радиоуправления НКПТ—журнал «Говорит Москва». Последние номера его пестрят жалобами на помехи морзянок, на взаимные помехи московских и провинциальных станций, на полную невозможность принимать или транслировать центральные радиовещательные станции. Однако разговоры эти ведутся в каком-то «платоническом» тоне, об этом только говорят, между тем как об этом надо кричать, чтобы НКПТ, который этим делом ведает и отвечает за «чистоту» и порядок в эфире, услышал бы эти вопли и уничтожил те вопиющие безобразия, которые творятся в эфире.

„Радиотелега“

Прежде всего всем и каждому мешают искровые станции. Их осталось уже немного, но и этих немногих станций более чем достаточно, чтобы засорить огромный участок эфира. По самому характеру своей работы искровые станции создают помехи в очень широком участке того диапазона, в котором они сами работают. Эдесь никакими передвижками длины волны и перестановкой этих станций в эфире делу не поможешь. Самым радикальным средством была бы полная ликвидация искровых станций или перевод их в резерв и замена станциями незатухающих колебаний. Конечно, это потребует затраты средств, но ведь и замена телеги автомобилем тоже потребовала средств, и все же НКПТ заменил старинные почтовые кареты современными почтовыми автомобилями. Известно, что искровые станции невыгодны в эксплоатации, что они дают гораздо меньший эффект, чем ламповые передатчики.

НКПТ может быть будет в этом вопросе прятаться за отговорки, что это станции не его, а

других ведомств. Подобные ссылки НКПТ на «другой департамент» будут неубедительны. Хозяин эфира—НКПТ, и он обязан добиваться перехода па современные и более рациональные как в техническом, так н в коммерческом отношении методы радиосвязи. Мы не знаем, предпринимал ли НКПТ какие-либо шаги в этом направлении, но мы видим, что в этом направлении ничего не сделано. Правда, заменить искровые станции незатухающими в несколько дней нельзя, но тогда пужпо жестко регламентировать работу искровых станций и запретить им работать в основные часы вещания (примерно с 16 до 24 часов) за исключением действительно крайних н особо экстренных случаев. Это запрещение должно быть проведено не на словах, а па деле. Может быть, это причинит некоторые неудобства те£ ведомствам, которые эксплоатнруют искровые станции, но зато это побудит их скорее перейти на незатухающие станции. Ведь запрещено же движение телег по многим московским улицам в дневные часы. Если нельзя сразу заменить телегу автомобилем, то нужно добиться, чтобы телега не мешала автомобилю.

Провинция стонет

Но если в отношении искровых станции НКПТ может отговариваться «другими ведомствами», то по самому «ведомству» НКПТ в эфире творится тоже немало безобразии.

Прежде всего распределение длил волн между советскими радиовещательными станциями проведено неудачно, а иногда н просто нелепо. Станции, близкие по географическому расположению, в эфире тоже сидят но соседству. Налрнмер, южные станции—Тирасполь (X—358 м), Николаев (X—366 м) н Артемовск (X—370 .«) образуют в эфире тесный клубок, в который вплетается еще песколько мощных заграничных станций. Другой «клубок» в эфире образуют Грозный (X—443 .к), Одесса (X—450 ло) н Краснодар (X—461,5 л). Иакоиец более мелкий, но тоже вредный клубок