Страница:Радиофронт 1931 г. №06.djvu/58

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Кража немецкого радиокода

«Гекордом» в области радиошпионажа была однако копировка секретного радиотелеграфного ключа немецкого командования, которая была проделапа так «чисто», что немцы до окончания войпы не знали об этом. Следствием этого «рекорда» было вступление Америки в войну, и, как считало германское военное командование, поражение Германии.

Вот как описывает Букард в своей книге «Тайны секретных архивов» этот случай. Александр Шек, по рождению—австриец, воспитывавшийся с малых лет в Англии, в начале войны жил в Брюсселе вместе со своими родителями и занимался, как любитель, радиотехникой. После занятая Брюсселя немцами А. Шек, как «благонадежный» человек, был принят на службу в качестве радиотехника в местную комендатуру. Шек завоевал вскоре доверие высшего начальства и ему были доверены передача и прием важнейших радиограмм германского правительства п военного командования. Шифр, которым пользовались немцы, был чрезвычайно сложным. В двух книгах заключались алфавит п слова, выраженные цифрами; ни зашифровать, ни расшифровать текст, пользуясь только одной книгой, было невозможно. Каждый день шифр изменялся опять-таки путем чрезвычайно сложных и хитроумных комбинаций.

Английская разведка узнала о Шеке, неизвестными путями вступила с ним в переговоры, склонила его на свою сторону, убеждая Шека, что он пе должен работать у тех, кто первыми начал войну, нарушил нейтралитет Бельгии и т. п. доводами. Шек предложил выкрасть обе книги шифра. Но это предложение английская разведка отклонила, указав, что пропажа будет обнаружена и шифр заменят новым.

Много ночей провел Шек на радиостанции, переписывая шифр. Наконец переписал его, перебрался через границу и шпфр стал известен англичанам, а сам Шек без весты пропал. Поиски родителей после войны не дали никаких результатов Следы вели в Англию, по официальный ответ английского правительства был краток: «Имя Александра Шека нам неизвестно».

Пользуясь этим шифром, английская разводка перехватила и расшифровала инструкцию германскому послу в Мексике, предлагавшую ему завязать сношения с мексиканским правительством, подстрекнуть его к выступлению против Америки, заключению тайного соглашения с Японией ит. д.

О судьбе же Шека ходили раллтгптыр слтхи. По одшгм из ню:—Шек стал жерл-си* nt*-ni немцев, по ^угпм, более вероятным, 1! чплллуаджшиэ

Германское радшещанне и план Юнга

ТГЕГМАНСКАЯ пресса чрезвычайно обеспоког- на изменениями, происходящими в программах немецкого радиовещания, в которых все большее и большее место занимает передача граммофонной музыки. Граммофон воспроизводят трансляцию богослужения, заменяет собой дневные и вечерние концерты, участвует в передачах для детей и т.< д.

Газеты утверждают, что все большая «механичность» радиопередач, победное шествие граммофона препятствуют развитию немецкой музыки, совершенствованию артистов. «Дошло ведь до того, что радиоставция Глейвиц утреннее богослужение сопровождает граммофопньши пластинками вместо органа»,—восклицает немецкая «Deutsche Zeitung».

Обсуждая причины такой «механизации» радиовещания, пресса указывает, что эту линию на всемерное удешевление стоимости радиопередач ведет сейчас германское министерство почт и телеграфов. На всех немецких станциях установлены тарифы оплаты литературных и музыкальных передач. В результате низкой оплаты немецкие писатели, поэты п музыканты не хотят выступать перед микрофоном.

Что принудило министерство почт и телеграфов так сокращать расходы на радиовещание?—спрашивает «Deutsche Zeitung» и,сама же отвечает: — План Юнга. Непосильные для Германии платежи по репарациям—вот причина проникновения граммофона во все виды радиопередач. Газета предрекает постепенный упадок качества германского радиовещания, указывает на начавшееся снижение количества радиослушателей.

Сервис, всегда нзоегающее шума вокруг методов своей работы, само «ликвидировало» Шека.

Теперь, через 13 лет после великой европейской бойни, совершенствование радиотехники далеко шагнуло вперед. Что таят в своих арсеналах западно-европейские буржуазные страны, все более и более увеличивающие бешеные темпы своих вооружений—пока покрыто мраком неизвестности. Иногда лишь проскальзывают в печати отрывочные спедепия об опытах управления танками, автомобилями, аэроплапами на расстоянии по радио, об остаповке какими-то неизвестными способами моторов внутреннего сгоралия (зажигание горючей смеси в вил производится электрической искрой) и т. д.

Даже сейчас, в относительно мирное время, в эфире клшгг раддовсыпх ьийи* киловаттами.