Страница:Радиофронт 1931 г. №06.djvu/6

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


с Сходный. ко вес жэ празнтьиыл путь к разрешению по:тавленной технической задачи.

Интересы капиталистов, погоня за наживой, заставляют иногда иностранную технику итти по ложному пути. Может быть отдельные техники, выбравшие этот путь, были добросовестны и просто заблуждались, но если это заблуждение оказывается выгодиым для капиталистов и сулит им барыши, то технику толкают на этот выгодный, но ложный путь, для защигы этого заблуждения мобилизуются авторитеты, пускаются в ход реклама и техническая агитация,—словом, делается «бум», который приносит немалую прибыль предпринимателям. Затем, когда интерес к «достижению» упал и прибыли подсчитаны, заблуждение разъясняется и техника снова возвращается на правильный путь.

Наиболее типичным примером такого «достижения» (в кавычках) может служить так называемый «стенод», о котором наши читатели, может быть, уже кое-что слышали. Вкратце история «стенода» такова. Как известно, для того чтобы принимать без искажений телефонную передачу, приемник не должен обладать слишком большой избирательностью. Общее положение можно сформулировать так: независимо от типа приемника между частотой модуляции, которую мы хотим принять, ц избирательностью приемника, т. е. его способностью отзываться' с разной силой на сигнаты разной частоты, существует вполне определенная связь—чем больше частота модуляции, которая должна быть принята, тем меньше должна быть избирательность приемнича. Этим кладётся принципиальный предел повышению избирательности приемника, предназначенного для радиотелефонии, особенно радиозеша- нхпотак как для художественности приема нужно принимать сравнительно высокиэ сазтбты модуляции—примерно до 5 000 кол./сек.).

Сформулированное нами общее положение, справедливое для какого-угодно приемника вообще, для обычных колебательных контуров (которые теперь принято называть i«линейными»), сводится к следующему более жесткому требо- Е-аишо: чтобы принимать телефонию без искажений, нужно, чтобы приемник обладал такой малой избирательностью, при которой он принимал бы не одну частоту, а целую полосу их, причем ширина этой полосы во всяком случае не должна быть меньше, чем частота модуляции, которую мы хотим принять. Это положение остается справедливым для обычных к.олебательныхх контуров, в какой бы схеме или комбинации мы их ни применяли.

Из этого можно сделать следующий существенный вывод: если две мешающие станции отличаются по частоте от пряника >мой меньше, чем на частоту модуляции (т. е., например, меньше, чем на 5 000 кол./сек.), и одна из этих станций работает на частоте меньшей, чем принимаемая, а другая на частоте большей, чем принимаемая, то мы принципиатьно не можем одновременно избавиться от помех этих двух станций, потому что наш приемник должен от-

ь'

0

efl

а1

t

%

)

сыпаться на целую полосу частот, причем полоса должна простираться от несущей частоту на частоту модуляции (т. е. на 5 000 кол./сек либо в сторону больших частот, либо В сторон меньших частот. Значит, либо одна, либо дру. гая из мешающих станций неизбежно будет д4 ствовать на наш приемник так же, как прпча. маемая станция.

Словом, «самая красивая девушка не мох> дать больше того, что она имеет-). Но апглийскэд инженер Робинзон в прошлом голу заявил, щ., ему удалось получить от «девушки•> значительно больше. Он предъявил специали им скэнсгруу.р рованный им приемник, который якобы иг подл чиняется приведенному выше положению. Эт<т| приемник, которому он дал звучное и длинно имя—«Стенод-радиостат», по словам изобретать ля, позволяет отстроиться от мешающей стайно даже тогда, когда она отличается по частоте о: принимаемой меньше, чем на частоту модуляций, Но Робинзон не опубликовал принципа, на кото, ром основана схема «стенода». Он демонстрв: ровал только самый приемник, причем эти д<: монстра-ции хотя и дакали положительные резулм таты, но их хат актер и постановка сразу вы зывали с-омиения. Помехи, от которых отстравг, вался «стенод», создавались одним местным гета* родином, т. е. всегда дело сводилось к отстрой^ от одной смодулированной мешающей станции. Этг конечно, не противоречит тому положению, ка торсе мы привели выше. Но Робинзон утвержЦ больше,—он категорически заявлял, что его «сть код» не подчиняется положению, которое де:; стпптельно для любой комбинации обычных колебательных контуров.

Выступления Робинзона вызвали интерес, диогехническая печать Англии, а затем и др1 гих стран подняла шум. Быга организована ш пания «Стенод-радиостат/, в которую вошли ш которые «деловые люди» из радиотехнической мира Англии и Америки (в том числе, наирам* бывший редактор американского журнала «Вд* News» Гернсбек). Но нельзя долго поддержива! интерес к техническому вопросу одними толь! таинственными намеками. В конце концов пщ шлось руководителям компании выступить с о(1 яснением принципа действия и схемы ирзс.1 вутого «стенода». И тогда положение рать* нилось.

Пока о «стеноде» ничего определенного не А ло известно, трудно было сказать, в чем - дело. Сейчас можно почти с уверенностью ~ явить, что со «стенодом» дело не чисто, »| объяснения Робинзона ничего не объяснят? «Стенод», как оказалось, представляет собой * сколько необычную комбинацию из обычных j лебателыгых коигуроз, и сам Робштзоз в ceJ теоретических рассуждениях не приписывает контурам никаких специальных свойств, т т считает их «линейными». Тогда никакие рас! ждения не могут объяснить особых свойств "I иода» в отношении избирательности. Люба!] иззестных приемных схем при достаточной н« рательностн даст такую же отстройку, кз1|