Страница:Радиофронт 1931 г. №07-08.djvu/19

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Радио и звуковое кино-единым фронтом

В № 10 (114) журнала «Говорит Москвал тов. Е. Шатуновский в статье «Нигилисты и фанфароны» затрагивает вопрос о взаимоотношениях звукового кино и радио. Автор говорит о «нигилистической развязпости» «радиоискусства» и о «фанфаронском отрицании», с которым звуковое кино относится к радиовещанию.

«У звукового кино,— говорит тов. Шатуновский,—голос поставлен плохо». Да, у звукового кино голос поставлен еще плохо, но постановка его заметно улучшается, так как работники звукового кино нашли причины «плохой постановки», заключающиеся: а) в акустических условиях ателье, реверберации, интерференции, комбинационных тонах ит. д., б) в системах микрофонов, в технике усилешгя, в) в технике записи на пленку пли диск, г) в качестве лабораторной обработки пленки, д) в репродукторе и акустике театра. Каждое из этих звеньев вносит свою долю искажешгй звука. Укажем тов. Шатуновскому, что в радиотехнике мы имеем только две первых ступени, и отсюда, естественно, и лучшая «постановка» голоса радио.

К этим времепным недочетам советского звукового кино добавляются н «реальные» причины, и в первую очередь—недостаток микрофонов на московской звуковой кинофабрике Совкипо. И все же послушайте запись речи в картине «Процесс промпартии», шумы в фильме «Деревня» («Одна из многих»), музыку в картине «Одна» или «Чудеса из кукурузы», и вы убедитесь, что уже на втором году жизни (в 1931 г.) у советского тонфильма все его «голоса» поставлены не так уж плохо, а в 1932 году надеемся «заговорить» не хуже, чем радио'.

«Звуковое кино театрализует своп приемы»,—

утверждает тов. Шатуиовский. Но это верно лишь для младенческих дней тонфильма; ныне каждый сценарист, режиссер, звукооформитель этой нейтрализации тщательно избегает. Советские сценаристы и режиссеры преодолели уже соблазны фотографировать звучащий театр (оперу, оперетту и т. п.) и подошли к задачам создания специфических кинозвуковых кадров и новых приемов их монтирования, особенно в области мультипликации, где все условно и не зависит от соблазнов «живой» натуры.

Попытаемся проанализировать «суждения» тов. Шатуновского о радиоискусстве.

Радиоискусство 1) изыскивает свои специфические формы, 2) оно сбрасывает с себя «все достижения соседних участков искусства». Е. Шатуновский резко намечает разлад мечты о радиоискусстве с действительностью текущих художественных передач: «гнусно смонтированные стихи», «обрубки тактов» и т. д.,—словом, отсутствие «архитектонического каркаса, эмоционального центра» (цитируем автора).

Первые два тезиса о радпопскусстве примем условно, а к последнему присоединимся полностью. Искания специфического радиоискусства— это еще только лозунг, стимулирующий к работе, это еще (даже не рабочая) гипотеза. Текущее радиовещание ив показало ни в чем новые элементы радиоискусства, отличные от обычного концерта, оперного спектакля. Кое в чем отличаются лишь радиопьесы и литмузмонтажя от подобных «видимых» постановок. Мы еще не имеем ясных установок художественной радиопередачи, понимаемой как организация исключительно слуховых психо-физиологических раздражителей в художественно-идеологической сфере. В музпереда- чах почти ежедневно нарушается и то, что мы

Дворец культуры в Каяавине

г Радиофронт X? 7-8.