Страница:Радиофронт 1931 г. №09-10.djvu/78

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


мальвой из Атлантического океана RS—7?4. Но, начиная с английского канала (Ламанша), эфир преподнес неожиданный сюрприз. Слышимость 2BV вообще пропала, ого не стало слышно ни в 1S.00, ни в 20.00, ни в 22.00 GMT. ИаГге- ресно, что пропала слышимость не только советских станций, но и вообще станций всех восточных стран, Германии, Польши, Финляндии. Даже такие мощные правительственные станции как ОЕН, UOK и Кешзгсвустергаузен почти пропали. 'Зато стали слышны с большой громкостью все южпые страны—ЕЕ, ЕР, El, ЕМ, ER и..., как это ни странно,—AU-7. Это было в самом конце октября. Позднейшие сообщения из Москвы о слышимости за этот период времени расходятся: 2BV утверждает, что в это время в Москве вообще ничего слышно не было. 2BD говорит, что он в это время держал хорошую связь с Францией. Вероятно это были южные французские станции.

Такие условия продолжались до самой Норвегии. От юго-западной оконечности Норвегии «Микоян» пошел дальше на север по береговой линии, вплоть до Ледовитого океана. Здесь благодаря уменьшению расстояния работать надо было уже значительно раньше. Связь с СССР оказалась возможной только примерно с 15.00 до 18.00 GMT. Так как 2BV свободен бывал обычно после 18.00 GMT, tfc пришлось перенести на 2КВХ. Также сильно помог передаче MSG и 6АС, так же как и некоторые другие станции 6-го района, хорошо принимавшиеся в этом месте. Из прочих районов здесь лучше были слышны 2-й, 4-й и 9-й районы, но все они главным образом принимались около 15.00 GMT; позднее появлялся 1-й район. 3-й район по- прежнему не подавал никаких признаков жизни.

Такие же примерно условия продолжались и в Ледовитом; океане и в Баренцовом море вплоть до Архангельска.

Интересны условия слышимости за полярным кругом, у самой крайней северной оконечности Европы, у мыса Нордкап. Здесь, начиная с 20—21.00 GMT, вообще ничего не было слышно, ни любительских, mi правительственных станций—абсолютная тишина. Зато в 12.00 GMT хорошо была слышна почти вся Европа, а также Северная Америка и Австралия.

В начале декабря «Микоян» вышел в обратный рейс в Англию. Уже в Архангельске стало ясно, что теперь для связи с СССР надо применять еще более ранние часы, а именно— 13.00—14.00 GMT. В эти часы и иногда далее в 11.00 GMT начался теперь регуляршмй tfc с 2BJJ (чередовавшимся с 2КВХ) и с _ЗКАС. Это время для работы применялось вплоть до юго-западной оконечности Норвегии, причем tfc держался все время великолепно при QRK. Около южиой же оконечности Норвегии, несмотря на уменьшение QRB, tfc пришлось перенести на Солее поздние часы—15.00—17.00 GMT. В более ранние часы слышимость в этом месте обычно была очень слабой.

Таким образом, не всегда приходится прж уменьшении расстояния применять более ранние-

часы для работы. В выборе часа работы при всех прочих равных условиях очень большую роль играет и широта местопахождеиия корреспондента, как это ясно из этого и других примеров работы RARO; чем севернее находится корреспондент, тем в более раннеэ время: суток приходится работать.

Исходя из практики этого последнего tfc, а также из опыта пятилетней работы в Москве с разными странами Европы, нужно было сделать вывод, что после ухода из Англии придется применяя» для tfc еще гораздо более поздние часы. Ведь всегда зимой до сих пор наши любители работали с Западной Европой—Англией и Францией—поздно вечером и ночью. Также и в декабре 1929 г. и в январе 1930 г. связь «Микояна», находившегося тогда в этих местах, с Москвой велась обычно с 19.00 до 20.00 GMT.

Но в эту зиму эфир, очевидно, решил продолжать свои капризы, которые впервые обнаружились в Английском капале в конце октября. В течение трех о лишним недель нахождения «Микояна» у берегов Англии связь с Москвой оказалась возможной только с 15.00 до 17.00—

18.00 GMT, позднее всякая слышимость пропадала. Лучшее время для работы было с 15.00 до 16.00 GMT. В это время за этот период велся хороший tfc со всеми четырьмя станциями— 2BD, 2BV, 2КВХ и 3КАС, обычно с

очень хорошей QRK с обеих сторон.

Только позднее, примерно с середины января, связь с Москвой стала возможной и в более поздние часы, в 21.00—23.00 GMT. Но с 13.0Q до 21.00 слышимость всегда падала до R-0.

Хорошим контролем слышимости EV2 служит московский мощный передатчик RPK, работавший беспрерывно почти весь день. По громкости его всегда безошибочно удавалось определить—возможна ли в данный момент связь, с Москвой. Если RPK был слышен QRJ, связь никогда не удавалась. Если же оп становился слышным громче R7, связь устанавливалась хорошая. Между прочим, как будто бы замечалось, что за этот период радиоволны шли лучше о запада на восток, чем обратно. В другие периоды зачастую наблюдалось обратное явление.

По дороге «Микояна» из А шли и в Финский зачтив во вторую половину января tfc велся главным образом в 13.00—15.00 GMT с теми же станциями, кроме 2BV, который не мог работать так рано. Из советских станций в это время особенно хорошо был слышеп 5-й район, недурно 2-й район. Вообще, за все эти пять, месяцев плавания «Микояна» лучше всех был слышен, пожалуй, 2-й район и хуже всех—

3-й район. Даже при траффике с ЗКАС, громкость этой станции была всегда балла па 2 шике громкости и менее мощных 2BV н 2BD, не говоря уже о 2КВХ.

Кроме же 3КАС, 3КАО, 3KF н, пожалуй, ЗАХ никого из ленинградцев обычно слышать