Страница:Радиофронт 1931 г. №21-22.djvu/83

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Опытная рация RAAR была установлена для выявления возможности бесперебойной связи на пути Ленинград — Одесса. Неудачно собраный мастерскими Совфлота в Одессе передатчик, разработанный НКПС тип НШР-1 (двухконтурная схема), все же дал удовлетворительные результаты. Катушки диаметром 180 мм, расстояние между витками в 15 м, а также монтаж, небрежно выполненный изолированным проводом — все это напоминало собой скорей длинноволновый передатчик со всеми вытекающими отсюда потерями. Шкаф, в котором не помещались все детали, был громоздким: по своим размерам и внешности, „внушающей доверие*4, он вполне подошел бы для мощного передатчика. Между тем, подводимая мощность RAAR равнялась всего лишь 250 ваттам при отдаче в антенну в 2,2—2,4 ампера. Амперметром служил прибор, рассчитанный на волну 80) м. Передатчик настолько топорно выполнен, что давал волну не менее 38 м (без антенны). Антенна была применена системы Цеппелин, любителями почти отвергнутая.

Как только была закончена постройка теплохода и была дана электроэнергия, я тотчас же, настроив передатчик (без волномера), „цекульнул** в эфире, получив сразу ответ нескольких любителей, а затем, связавшись с нужной нам рацией RDE (Одесса), держал с нею связь в дни нашей стоянки в Ленинграде и в течений всего нашего рейса.

Приемник ПКЛ-2, в условиях работы на теплоходе, где все время наблюдается тряска от мощных дизелей, был нашим доподлинным мучителем. Подчас, лишь при громадной настойчивости и большом напряжении слуха, приходилось из сплошных помех (хресков) выделять слабые надорванные сигналы.

Кроме связи с Одессой, Ленинградом и Москвой, имелось задание Научно-исследовательского института водного транспорта вести наблюдения за работой 5 раций на разных волнах и давать нашу опытную передачу. Это у нас заняло очень много времени, почти лишило возможности вести опытную работу с отдельными любителями; даже с Москвой ЦДКА) работа велась лишь по мере надобности. Таким образом поддерживалась связь с двумя рациями: Ленинград (RHAI) и Одесса (RDE). С этими рациями связь была бесперебойной в течение всего рейса.

Передавалось от нас очень много радиограмм, состоявших из информаций корреспондентов, ехав- • ших на теплоходе вместе с премированными ударниками. Их было несколько человек, и каждый отправлял по радио информацию минимум в 100—300 слов. Вся эта корреспонденция передавалась на рацию R11AI. На RDE передавались депеши, адресованные лишь в его район.

Работала рация ежедневно, кроме стоянок в портах.

У Гибралтара наблюдалось понижение слышимости на 40-метровом band'e. От Ленинграда до Лондона и от Генуи до Одессы мы имели раннюю связь с 19 ч. московского времени; от Лондона до Генуи она осуществлялась на час позже. От Сицилии и до самой Одессы уже можно было иметь и дневную связь с RDE на волне 48 м. В районе Стамбула RDE заявил о пропадании слышимости нашей станции при работе на волне 43 м, связь тут же была восстановлена перестройкой на волну в 48 м. С RHAJ же связь поддерживалась в течение всего рейса на волне 43 м.

Передатчик RAAR

Наблюдения по заданию научно-исследовательского института водного транспорта показали бесперебойность связи с двумя рациями — телефонная ВЦСПС — 50 .и и телеграфная RKD — 2S .и, связь с остальными 3 рациями в некоторых пунктах прерывалась.

Слышимость RDE, RHA1 и ЦДКА колебалась от R-3 до 72-6.

Наша опытная коротковолновая рация сыграла роль не только опытной, но и уверенно обслужила весь рейс лучших ударников, держа тесную связь с Союзом.

Черноморский Совторгфлот принялся за проведение коротковолновой связи на судах дальнего плавания, что, конечно, сохранит немало валюты, ранее уплачиваемой береговым рациям капиталистических стран.

U. ШвндкнА

1319