Страница:Радиофронт 1931 г. №23-24.djvu/10

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


С блокнотом

Как всякий живой и конкретный средний радиослушатель, автор этих строк слушает, когда может, и своими впечатлениями от ряда прослушанных передач он и хочет поделиться с читателями «Радиофронта».

Q С ОКТЯБРЯ.—Через опытный, в обеденном концерте, сыграли часть 1-го квартета Чайковского — как водится, о пояснениями. Последзйие составлены муэред актор ом Тарану* щенхо и глубиной анализа не отличаются. «Элегические черты... Печаль и беспокойство— до безнадежности — как и в другом квартете Чайиоавского, памяти Николая Рубинштейна... Сила и драматизм здесь сменяются более спокойными эпизодами...» Разве это значит что- нибудь сказать? Ведь это приложимо к половине мировой музыки... Единственное поло" жительяое, что вьлнес из этой тирады слушатель,— это то, что у Чайковского есть один квартет памяти Н. Рубинштейна, другой — памяти... какого-то «Леуба» (как ошибочно вм. «Лаубе» прочла наивная дикторша).

Вечером, одновременно с хриплой и грубой передачей наполнений квартетов Моцарта и Грига, транслировался симфонический ион* церт из произведений Чайковского («Манфред», «Ромео», скрипичный концерт в исполнении П’шигоды). Трансляция сопровождалась изложением принципиальной точки зре" кия музру.ка на творчество Чайковского. И мы слышали следующее: «Чайковский отразил

чувство скорби и тоски уходящего дворянского класса... Тематика ,и 'идеология Чайковского совершенно непонятны для нашего времени... Главным образом обрисовывается внутренний мир человека.. Превосходны оркестровка, ведение мелодии и т. п....»

Как известно, наши музрутои очень охотно пользуются марксистской терминологией, с завидной уверенностью относя одного композитора к «крупнопоместным», а другого — к «мелкопоместным» идеологам. К сожалению, они не отвечают на вопрос слушателя, зачем же ему слушать эту буржуазную музыку? Или по крайней мере как ее слушать, чтобы не подпасть под влияние чуждой нам идеологии?

А в самом деле, какой смысл целый вечер глушить рабочего слушателя «-непонятным для нашего времени» дворянским Чайковским? Чтобы выйти ив затруднительного положения, был изобретен и стал стандартом нехитрый прием: сначала покрепче обругать композитора, а потом со всей добросовестностью и щепетильностью исполнять его самые что ни на есть «идеологически чуждые» вещи. Если убедительная будет «ругань», слушатель поверхностно пробежит по музыке и не сумеет ознакомиться с ней (а это во всяксш случае требуется). Если же музыка эмоционально захватит его (поскольку эмоциональным моментом музыка сильнее слов), о «ругани» слушатель сейчас же забудет... Не так ли?

Довольно распространена и такая формула: * мы, дескать, демонстрируем в данном случае «мастерство» чужеклассового художника, пролетариат должен взять технику и т. д. и т. п. Никуда это легкомысленное соображение -не гадится. Никакого -мастерства средний слушатель «Манфреда» в концерте не увидит, не

у приемника

оценит, не уловит. Мастерство (может быть выявлено отнюдь не в порядке эмоционального восприятия художественного произведения, а в порядке только учебы: ведь для этого надо «музыку разъять».

п ОКТЯБРЯ. — С поразительной иастойчи- ^ • востью продолжает радиовещание пропагандировать в широких массах «совершенно непонятное для нашего времени» творчество Чайковского! Сегодня вторая половина вечернего концерта отведена была под знаменитое трио этого дворянского идеолога и под его упадочные романсы. А в это время из филиала Большого театра транслировалась едва ли не самая «непонятная для нашего времени» опера Чайковского «Пиковая дама»...

Трансляция оперы сопровождалась изложением содержания. Дело нужное, конечно, но нельзя же, чтобы диктор тоном дьячка, читающего шестопсалмие, бубнил такой «литературный» шедевр:

«В мечтательном обращении к ночи Лиза раскрывает свои тайные -помыслы... Он просит дать перед смертью полюбоваться ее красотой... Он говорит, что уйдет только в таксы случае, если она скажет ему «умри». Но она говорит ему «живи»...

OQ ОКТЯБРЯ.—Совершенно особое место в музыкальном радиовещании занимает передача граммофонных пластинок. Чувствуется около этих передач какая-то большая забота — в подборе пластинок, технике самой передачи. Вместе с тем радиовещание поступается в этих передачах своей «принципиальностью»—» они идут без всяких ругательств по адресу исполняемых композиторов. Это очень хорошо конечно; но как раз для того чтобы помочь усвоить слушателю передаваемый нередко очень сложный по фактур* музыкальный материал, здесь полезны были бы толковые пояснения—на подлинно-марксистской, диалектико-материалистической основе. Но этого нет.

...Творчество позитора нам чуждо. ГГрослу тайте его увертюру...

1328