Страница:Радиофронт 1931 г. №23-24.djvu/11

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Замечательны пласти-нюи с Вагнером — из «Зигфрида* и «Мейстерзингеров*. Приходится только удивляться, что у нас, в поисках «созвучного нам» революционно -буржуазного музыканта проглядели Вагнера, а шарахнулись совсем уж «назад*, к Бетховену. Вагнер — тот действительно понюхал пороху революции 48-го года, а Бетховен никогда и в молодости не интересовался Французской революцией: сложился .как художник и творил свои величайшие тар о из® едения в пору злейшей реакции; и жогда например в 1809 году ч объ е ктивн о -рев Щ юци схн н ы е » в о пока Наполеона -палили из пушек по твердыне закостенелого феодализма—Вене, — Бетховен был в стане венских «патриотов» и... укрылся от канонады в погреб, зарывшись в подушки!

Именно в ва-пнеровокой музыке «миры рушатся—и возникают новые». А Бетховен — есть какая-то аналогия е.го стиля (а стало быть (И содержания) с архитектурным ампиром... Но вряд ли ампир может быть признан за «созвучный» нашему строительству стиль. ОКТЯБРЯ. — Новая задача для радиослушателя!.. По радио творчество Бетховена всегда объявляется как революционное в своих глубочайших основах, как «близкое нам» по своему музыкальному содержанию,— и как «революционизирующее» передается в эфир в поистине лошадиных дозах. В простоте душевной радиослушатель пришел к твердому убеждению, что такой «почти рабоче- кр ест ьян-ак и й » комп ози тор — в по ли о<м з а 6в е - нии у современной западной буржуазии эпохи упадка... И вдруг сегодня — какой сюрприз! 5-я симфония Бетховена прозвучала (н^ас» инка) в великолепном исполнении -современного немецкого композитора и дирижера Рихарда Штрауса. Toco самого Р. Штрауса, творчество которого является плотью от плоти вилгель- мов-ской империалистической Германии и ее несо1Мненно деградирующей культуры!.. .Может быть он как-нибудь особенно «упадочно» ^ интерпретирует Бетховена? Ничего подобного: атмфомия проводится -с таким -подъемом и волевым напряжением, каких «подай господи» нашим дирижерам.

На самом деле культ Бетховена неослабно поддерживается и в фашизирующейся Германии в пуанкаре-бриановской Франции (весной сам Эррио читал о нем в Париже восторженную лекцию)... Но почему же эти фашисты -не революционизируются?!

Для понимания этих фактов и проведения вытекающей из них музыкальной политики, как видно, легковесного «радиомарксиз.ма» слишком недостаточно...

01 ОКТЯБРЯ.—Исполнение из Мусоргского— тоже по какому-то недоразумению облюбованного у нас как «созвучного»... Музыкант конечно огромный, — но зачем же стулья ломать!.. Историческая справка: «открытие»

забытого Мусоргского у пас является делом аполитичной -передовой художественной интеллигенции конца XIX—-начала XX в. (де- каденство, мироиекусничество, позже «вехов- ство»), и его фанатическим первозванным апостолом, установившим каноны исполнения, была ультра-э-стетская певица Оленина д’Аль- пдш. Одновремённо впитывают в себя «экзотику» Мусоргского французские передовые

композиторы — такие упадочники, как Равель. Дебюсси и др. Классовая прослойка, почувствовавшая в Мусоргском своего идеолога,— совершенно определенная, — и с какой стати у радиомузрукоз он числится каким-то «знаменем» пролетарской музыкальной -культуры —понять невозможно.

Певица спела два номера из «Детской* («Кот-матрос» и «Верхом на палочке»). Конечно это — помещичья детская, и эти ребятишки—с нянюшками, иконами, с бантиками и в кружевах... Но вот, что существсслно: совершенно обязательно, чтобы в этих вещах каж дое слово доходило, иначе пропадает всякий смысл передачи (поскольку это не «пение») К сожалению, слова улавливались через пятое на десятое. И в этом виноваты наши радио- акустики, открывающие в ЛЗТ (лаборатории зсухоте химки) давно открытые Америки и орудующие там в «{мировых масштабах», а певцам предоставляющие самоопределяться.

Благодаря это-му каждый получаемый приемником вокальный номер представляет собой какую-то кашу из человеческого голоса и рояли, или оркестра. Если сюда присоединить обычно плохую дикцию наших певцов, преступно беззаботных по этой части и озабоченных лишь «маской», то что же за суррогат пения получает радиослушатель?! Все это тем более возмутительно, что, судя по заграничным передачам, техника это-го вида передач— дело твердое. Досадно становится, когда -в каком-нибудь дурацком фокстроте «Шпиль мир ауф баляляйка айнен руссишан танго» или в непонятном тексте арии, исполняемой в Братиславе, четко принимаешь каждый слог, а нас обрекают на выслушивание какого-то... гундосого косноязычья.

В наследстве Мусоргского — не все гениально, и слабые «Баба Яга», и «Детские игры» интереса не представляют... Остроумнейший «Раек», редо&> исполняющийся, несмотря на хороший, добросовестный комментарий, заботливо подготовивший слушателя, доходит все же до ограниченного слушательского кру га. Кстати сказать, певец исполнил его совершенно безучастно, аккуратно «пел», не поняв, что это же чистейший «стиль гротеск»!...

Длинно и скучно, с фальшивыми «выразительными» интонациями читал из «Ночи под рождество» артист Залесский. Хотя самая мысль — заменить объяснение к оперной сцене чтением из Гоголя — очень удачша.

Критик