Страница:Радиофронт 1931 г. №23-24.djvu/51

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Две напряженных минуты

В аппаратной комнате Опытного передатчика умеренно, почти подделываясь под голос человека, громыхает репродуктор. Наполняя комнату голубоватым светом, горят лампы передатчика.

Впереди у окна блестит серефОМ двухметровая катушка передатчика и немного влево от нее амперметр со стрелкой, стоящей на цифре 24.

На столе дежурного горит белая лампа. Передатчик работает. Красная лампа горит только при выключении передатчика. Рядом с этой лампой находится красная аварийная кнопка, которая может сразу выключить весь передатчик.

Сегодня дежурят на передатчике два техника и я—представитель секции общественного контроля. Я — любитель, устройства передатчика не знаю и решил поэтому попросить радиотехника Зеликовича рассказать мне Koe-4fo о радиостанции.

Зеликович подошел к двери передатчика и стал рассказывать о том, как двери могут выключить весь передатчик.

— Раньше техники во время работы передатчика входили в него: малейшая неосторожность— и удар током, а несколько раз были и смертельные случаи. Теперь же везде, на всех радиостанциях дверь соединена посредством рычагов с выключателем. При открывании двери ток выключается.

— Посмотрите на эти раскаленные лампы: они развивают такую теплоту на аноде, что для бесперебойности работы аноды ламп охлаждаются водой. Если забудешь пустить воду, то лампы по- '| гибнут. Для предупреждения гибели этих дорогих ламп имеется автомат. Когда техник по рассеянности забудет пустить воду, автомат дает тревожный звонок.

Зеликович достал из шкафа железный крюк и одел калоши, предупредив меня:

— Не касайтесь меня, иначе будут обожжены ваши руки и я. Вот смотрите. Я поднес крюк к катушке передатчика, видите, какая искра. Она поет, как певица, выступающая сейчас я студии.

— А вот другой „фокус”: берусь рукой за цоколь обыкновенной электрической лампочки и

Развязывающие цепи в сложных приемниках приходится ставить помимо анодных цепей и в некоторых других участках схемы. В виде примера даем на рис. 12 схему, стабилизованную в смысле охраны сеточной цепи от воздействий со стороны анодной цепи той же лампы. Сопротивление 2?j в несколько сотен или тысяч омов пропускает анодный ток лампы и этим создает на сопротивлении Я, падение напряжения, необходимое для получения нужного минуса на сетку (минус будет у нижнего конца сопротивления R{). Колебания анодного тока в этом случае будут передаваться На сетку и создадут обратную связь (направление этой обратной связи будет в сторону глушения усиления). Сопротивление R2 (в несколько десятков раз больше сопротивления R{) вместе с конденсатором С обеспечивает постоянство минуса иа сетке.

Часто ставят развязывающее сопротивление «те и у самой сетки. Это сопротивление, изображенное на рис. 12 через Rb, берется от 50 000 до 250000 омов.

подношу ее к катушке. Лампочка не горит. Теперь я беру другую лампу, и вы видите ровный голубоватый свет; это означает, что из лампы плохо выкачан воздух, ибо разреженный воздух светится под влиянием токов высокой частоты.

— Теперь пройдем к волномеру, вот эта светящаяся лампочка—кварцевая. Она светится также от высокой частоты, излучаемой передатчиком, но только, при определенной частоте колебаний—416,6 килоциклов в секунду; колебания такой частоты и дают волну Опытного в 720 метров.

— На этом мы кончаем...—пропел громкоговоритель и замолк; лампы передатчика потухли.

— Зеликович, в машинную,— гаркнул другой техник Шиманов,— авария!

Зеликович сорвался со стула, опрокинул на бегу другой стул и понесся к выпрямителю, в соседнюю комнату.

— Предохранители сгорели,— позвонил он по местному телефону, соединяющему аппаратную с машинным залом.

Я побежал к нему.

— Что за чорт, ни одного предохранителя не приготовлено,—сказал он, неимоверно ( ыстрэ наматывая тонкую свинцовую проволоку на фарфоровый цилиндрик. Намотав, он вошел внутрь ограды выпрямителя, поставил на место предохранитель и, закрыв дверь, нажимом кнопки дал сигнал Шиманову.

Послышался ответный звонок, и Зеликович повернул ключ зажигания ртутных выпрямительных ламп. Блеснула искра. Зеликович повернул ключ обратно и быстро бросился к столику изготовлять новую пару предохранителей. Один, другой звонок раздался в машинной —это Шиманов спешил узнать, почему не включен выпрямитель.

Я подошел к телефону.

— Почему не включаете? — резко крикнула трубка.

— Сгорели опять предохранители, повидимому неисправны ртутники. Зеликович хочет включить ламповый выпрямитель.

Вновь поставлены предохранители. Не дожидаясь включения, я понесся в аппаратную, где уже услышал сигнал, предупреждающий о включении.

Первый... наконец четвертый звонск.

— Тик-так-тик-так-тик-так,— ожил громкоговоритель, передавая начавшуюся поверку времени из Московской палаты мер и весов.

— Товарищи радиослушатели, передаем поверку времени...—произнес диктор.

Я посмотрел на часы: с того момента, когда переторели предохранители, прошло всего две минуты.

Слушатели ничего не потеряли: передача красноармейской радиогазеты кончилась, начало передачи поверки времени они тоже услышали.

Пришел запарившийся Зеликович.

Сорашиваю его, часто ли бывают подобные аварии.

— Нет,—отвечает он,—аварин-то бывают редко, да зато потеть при исправлении приходится порядком. Сейчас я заготовил десяток предохранителей. Ведь если бы на столике лежали готовые предохранители, авария была бы устранена в течение минуты.

С. Н. Ильин