Страница:Радиофронт 1933 г. №10.djvu/49

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


В полярную ночь 1932/33 г. на 78° северной широты (БаренцОург, о-в Шпицберген) были все условия для прекрасного приема большинства широковещательных западноевропейских длинноволновых радиостанций. Лучшую слышимость дали западноевропейские станции, работающие частотой от 100 до 600 кц (в диапазоне от 300 до 500 м). Начиная с 2 час. ночи (по среднеевропейскому времени), всегда чисто и громко принималась Америка. Наряду с этим прием радиостанций Союза — главным образом Москвы и Ленинграда — был несколько хуже.

Постепенно с окончанием 4-месячной полярной ночи радиоприем стал заметно ухудшаться. Во второй половине марта появились продолжительные фединги, из-за которых в конце месяца длинноволновый прием совсем испортился. Известное нам явление кратковременного замирания (фединги), а часто и длительное пропадание слышимости находятся, как теперь точно установлено, в тесной зависимости от количества и интенсивности северных сияний. Если в средних широтах нам известны фединги, продолжительность которых колеблется от 0,25 до Ь 'сек. (наиболее часто встречающийся фединг — 1 сек.), то в Арктике продолжительность федингов резко увеличивается. Достаточно характерный случай продолжительного и глубокого фединга был отмечен в наблюдениях за март 1933 г. «18 марта в 23 часа 40 мин. по времени первого пояса отмечено явление северного сияния в виде короны — яркость выше среднего, многоцветность, строение — резко лучистое. Интенсивное движение, охватывающее большую часть неба. В 23 часа 40 мин. радиоприем сделался невозможным вследствие разрядов и федингов. Только на 8-е сутки, т. е. 20 марта, стал возможен слабый прием некоторых радиостанций, работающих в диапазоне 1500—2 0(Ю м. В час ночи 27-го условия радиоприема внезапно улучшились».

К сожалению, нег возможности сколько-нибудь точно определить время, наиболее неблагоприятное для радиоприема, так как полярная гид- ромет. станция (Бареицбург, о-в Шпицберген) не располагает достаточно полными сведениями в наблюдении над явлением северных сияний. Чем ближе к полярному кругу, тем радиосвязь значительно сильнее подвержена влиянию изменений магнитного поля земли. Наблюдения над приемом длинноволновых раций Европы и Америки производились но время зимовки на о-ве Шпицберген в 1932 33 г. Из наблюдений видно, что в полярном эфире фединги на длинных волнах дают себя чувствовать в такой же степени, как и на коротких волнах. О подверженности коротковолнового радиоприема влиянию северных сияний я писал в «Радиофронте», № 15—16 за 1932 г., имея опыт работы на радиостанции Наркомсвязи во время зимовки 1931 32 г. в восточной части СССР (г. Верхоянск, Якутия). Сейчас можно сказать, что в заполярных областях непрерывный и

уверенный радиообмен корреспонденцией на волнах длиннее 300 м в течение всего годаполучшь весьма затруднительно, хотя это утверждение и не является окончательным. Чем больше возможностей в выборе различных необходимых для данного времени рабочих волн, тем связь в заполярных широтах становится уверенней.

В 1932/33 г. зимовщики советской Арктики имели возможность быть участниками радиоперекличек с континентом.

Каждая очередная радиоперекличка (а переклички устраивались дважды в месяц) на советских угольных рудниках ожидалась с большим нетерпением. В день переклички отменялись киносеансы и помещение клуба заполнялось горняками. Жадно ловили звуки из динамика, искусно припрятанного на сцене. Радостно было слышать каждое слово из далеких родных мест Донбасса и Урала. Все переклички стенографировались. Это давало возможность всем ознакомиться с содержанием последней радиопереклички. Прием всегда производился на двух приемниках. Станция ВЦСПС — длинноволновая — принималась на супергетеродин с усилением низкой частоты усилителями радиоузла для последующей подачи в трансляционную сеть. Радиостанция ЦДКА принималась на приемники КВ-4 и КУБ-4 с дальнейшим усилением низкой частоты, если это требовалось.

В течение 4 месяцев полярной ночи, которая окончилась 29 февраля, и примерно до конца марта длинноволновый прием оставался удовлетворительным. Прием временами бывал даже очень хорошим. Приходится пожалеть о том, чго имевшийся на острове телевизор советского производства не был испробован на приеме телевизионных передач.

21 апреля установился полный полярный день с незаходящим солнцем. С этого времени условия приема иа длинных волнах заметно ухудшились. Прием на коротких волнах продолжал оставаться хорошим. С наступлением полярного дня радиопереклички можно было принимать исключительно на коротких волнах (станцию ЦДКА).

Таким образом совершенно ясно, что длинноволновый прием в Арктике возможен только непродолжительное время. Полярный день, продолжающийся так же, как и полярная ночь, четыре месяца, открывает другие возможности. Днем прекрасно слышны Европа и Америка и многие станции Союза, но только уже на коротких волнах.

Первое время коротковолновый прием не давал положительных результатов вследствие отсутствия на радиостанции достаточно селективного приемного устройства.

Приемники КУБ-4 и ЭКР дали возможность вести коротковолновый прием нормально и регулярно.

Б. М. Канунов

!