Страница:Радиофронт 1933 г. №12.djvu/28

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ОТ РЕДАКЦИИ. В редакции испытывались пластинки, скопированные тт. Заикиным и Товстолес по их способу с заграничных пластинок. Копни по качеству воспроизведения не отличались от оригиналов. Кустарно выполненные указанными товарищами- пластинки звучат лучше, чем пластинки нашего Грампласттреста, как самостоятельно записанные, так и скопированные с заграничных. Это достижение наших любителей лишний раз показывает, как работает Грамтрест, до сих пор не могущий дать хорошую советскую пластинку.

Граммофонный адаптер постепенно входит в быт наших радиолюбителей и трансляционных узлов. Его уже можно достать чуть лине в любом радиомагазине.

Но играть им, к сожалению, приходится на пластинках Грампластгреста, а каковы эти пластинки, всем нам отлично известно. О них в свое время было достаточно написано хотя бы т. Кольцовым в «Правде», и теперь повторять не стоит.

Приличного качества пластинка сейчас совершенно необходима, а ждать, пока Грампласттрест по-настоящему возьмется за работу, трудно. Поэтому целый ряд любителей взялся за копировку заграничных граммофонных пластинок.

Копировка — это дело непростое. Ею пытались заниматься в некоторых радиолабораториях, но в большинстве случаев результаты получались неудовлетворительные. Ею занимался с таким же «успехом» и сам Грампласттрест. Но одна группа любителей работала три года, перепробовала все возможные и невозможные методы и наконец добилась своего.

В Ленинграде, на Разъезжей, 21, есть небольшой кинотеатр, принадлежащий обществу «Друг детей». Заведует им т. В. А. Заикин, а механиком у него работает В. Н. Товстолес. Эти два товарища и выпустили пока что единственные в СССР полноценные граммофонные пластинки.

В основном они шли по проторенным путям: переписывали пластикку на воск, электролитическим путем делали с восковки медную матрицу, а потом этой матрицей штамповали самую обычную пластинку из шеллачной массы.

Сперва переписка на воск велась электрическим путем: по пластинке шел адаптер, на выходе усилителя стоял рекордер. Но в любительских условиях создать рекордер с хорошей частотной характеристикой было трудно. Переписка, хотя и получалась лучше грампласттрестовской, но все же была неудовлетворительного качества.

Тогда экспериментаторами был разработан прибор для механической переписки, на конструкции которого стоит остановиться.

Обыкновенный электромотор вращает два диска, на одном из них лежит переписываемая пластинка, на другом — воск. По пластинке идет легкий тонарм с обыкновенной граммофонной иглой, а по восковке — второй тонарм, установленный параллельно первому и снабженный резцом. Оба тонарма соединены коромыслом. Когда первый идет по борозде граммофонной пластинки, его колебания передаются на второй и записываются на воск, в точности копируя пластинку.

Выглядит все это просто и принцип не нов, —

это принцип самого обыкновенного пантографа, но выполнение прибора встретило ряд трудностей. Резать воск оказалось куда тяжелее, чем раскачивать адаптер или граммофонную мембрану. Пришлось первый тонарм (снимающий запись) снабдить регулируемым грузом. Прижатый к пластинке, он стал давать достаточную силу для нарезки воска, но тут начала сказываться упругость коромысла и инерция всей записывающей системы.

Наконец диски были поставлены один под другим так, что центр второго находился почти рядом с окружностью первого (таким образом коромысло стало максимально коротким и легким), и прибор заработал как следует.

Следующая трудность была с резцом. Достать сапфир не удалось, поэтому было решено применять обыкновенные стальные иглы, заточенные по форме борозды. Как ни странно, но они дали отличный результат.

Потом началось матрицирование. Для печатания нужна большая прочность матрицы, а следовательно, и немалая толщина — около 2г/2 см, наращивать 2х/2 см электролитическим путем невероятно долго, поэтому обычно этим способом наращивают матрицу толщиною лишь около 3 мм, а потом напаивают ее на толстый металлический диск.

Так вот это напаивание никак и не удавалось. Задняя поверхность матрицы при электролизе получалась не гладкой и со шлифовкой ее ничего не выходило. Матрица гнулась. Временно это дело было отложено, и, скрепя сердце, стали всю толщину наращивать электролитическим путем (сейчас этот вопрос уже улаживается).

Наконец встал вопрос о массах. Шеллак дефицитен и его хотелось всеми силами избежать. Испытывались всевозможные альбуминные массы. Дело доходило до анекдотов: нашли одну великолепную во всех отношениях массу — однородную, пластичную в нагретом состоянии и твердую в холодном, прекрасно воспринимающую печать и способную принять любую окраску. И все-таки от нее отказались. У нее оказался весьма существенный недостаток: от нее шел совершенно невыносимый запах.

Нужно было наконец получить образцы пластинок, чтобы увидеть, что же из всего этого выходит. Поэтому снова сделали шаг назад и вернулись к старой шеллачной массе.

Взяли довоенные пластинки, раздробили их, в нагретом состоянии массу замесили с дополнительной порцией шеллака ич прокатали из нее «блины».

Запись на воск шла в кино, электролиз —дома