Страница:Радиофронт 1934 г. №02.djvu/6

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ЛЕММ и радио

Владимир Ильич придавал радио огромное значение. Он говорил, что мы должны поставить дело так, чтобы каждая деревушка, каждый маленький поселок, заброшенный в тайгу и тундры, в степи и в горы, везде н всюду имели свои радиоприемники.

— Ведь только подумать,—говорил Владимир Ильич,—что мы здесь, пользующиеся всеми благами культуры, располагающие буквально всевозможными книгами, кино, музыкой, театром, совершенно не вспоминаем о том, что вот сейчас, сию минуту, где-нибудь там на Севере находятся люди, которые влачат полудикую жизнь, у которых нет ничего, чтобы могло их встрепенуть, заставить оглянуться на все их окружающее, и нет ничего, что внесло бы в их жизнь и радость, и бодрость, и энергию. И, представьте себе, вдруг вот там, в этом отдалении, под всевозможными широтами и долготами нашей колоссальной страны, вдруг заиграет оркестр, вдруг хорошо запоют революционные песни или прочтут стихотворение, рассказ, наконец сделают доклад об очень важном повседневном политическом вопросе, познакомят с историей революции, с историей Октябрьской революции.

— Да ведь это же с ума можно сойти от радости тем, кто живет там, в этих глухих местах, а ведь их бесконечное множество, и мы должны во что бы то ни стало добиться настоящей постановки радиовещания.

СОЗДАТЬ МИТИНГ МИЛЛИОНОВ

Владимиру Ильичу рисовались колоссальные картины перекличек между отдельными городами, селами, заводами, фабриками и поселками,

« „ЛЕНИН У ПРЯМОГО ПРОВОДА* — фото с картины за- ** служенного деятеля искусств Грабаря

В. Бонч-Бруевич

где будут через радио осуществляться задачи самой широкой и большой важности, где отзвук этих обсуждений будет быстро стягиваться обратно в центры, будет совершаться новое радиоголосование, и таким образом мы сейчас, немедленно, по всем самым важнейшим вопросам будем знать мнение всей нашей страны, всего боевого пролетариата, ведущего за собой нашу рабочую социалистическую республику.

И надо было видеть, и надо было слышать, с каким воодушевлением и энтузиазмом говорил Владимир Ильич обо всем этом. И так больно, и так ужасно думать, что вот он, который должен был бы дать человечеству еще множество, множество добра и счастья своими великими теоретическими исследованиями, работами и речами, своим непосредственным делом и строительством,—так неожиданно заболел и умер, в полном расцвете сил и лет.

Владимир Ильич не только предвидел, но глубоко чувствовал необходимость полной перестройки пашей страны для того, чтобы превратить ее из страны, где в одно и то же время существуют все системы народного хозяйства, от пастушечьего до высшей фабрично- заводской квалифицированной работы,—в единое мощное целое, где самой главной основой всей нашей жизни будет промышленность, индустрия высшего качества и высшей техники.

ГИГАНТСКОЙ СТРАНЕ —МОГУЧЕЕ РАДИО

Владимир Ильич прекрасно знал, что наша гигантская страна—эта одна шестая часть света—имеет решительно все, чтобы самостоятельно жить и производить все необходимое. Об этом он очень часто упоминал в своих речах. Он тщательно изучал богатства наших недр, читал десятки специальных книг по этому вопросу, беседовал со всеми выдающимися учеными в этой области к придавал огромное значение изучению например магнитной аномалии в Курской губернии, хотя и знал, что те увлечения, которые свойственны при каждом подобном открытии, не всегда могут подтвердиться и немедленно реализоваться в действительной жизни.

— У нас все имеется в сырье,—говорил он.—У нас много людей, но мало знаний, мало еще энергии, мало целеустремленности. Нам нужно выйти из состояния этого летаргического сна. Нам нужно поднять огромные толщи масс, призвать их к жизни, творчеству и энтузиазму. Заставить всех говорить, начать шевелиться, иначе думать, быстро, отчетливо работать. И вот тогда, когда будем мы иметь несколько десятков миллионов технически образованных пролетариев, тогда и вся наша страна будет совершенно иной. Нам не нужно будет итти на поклон