Страница:Радиофронт 1934 г. №09-10.djvu/41

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Коротковолновый передатчик на „Челюскине"

ном полярном секторе, необходимо отметить ряд специфических условий для связи.

Приходилось перекрывать большие расстояния, в частности для работы с Владивостоком около 4 000 км и для работы с Петропавловском-на- Камчатке около 2 000 км.

Радиостанций, специально выделенных для связи с пароходом, ни во Владивостоке, ни в Петропавловске не было. В частности Владивосток (RMAT) смог предоставить нам никак не больше двух часов в сутки для работы с ним. Примерно то же было с Петропавловском.

Кроме того работающие с нами станции (RMAT) находились па территории, где условия приема чрезвычайно плохи вследствие атмосферных помех и работы находящихся поблизости радиостанций. Так например, радиостанции RMAT и RMGC сильно мешали друг другу, и мне при работе с RMAT приходилось переходить с А7 м на 35 только потому, что в этом случае я уходил с диапазона RMGC.

Имея в виду только что сказанное, мы придерживались принципа, предусматривающего наличие возможно большего количества корреспондентов, так как не имели возможности сдавать весь имеющийся у нас обмен одному из наших основных корреспондентов. '

И этот принцип оказался правильным. Особенно подтвердилось это в дни, когда Владивосток «не являлся», тогда мы старались отдать всю имеющуюся нагрузку Петропавловску или наоборот. Часто нас выручали пароходы.

Работа с рациями RMAT—впоследствии ее заменила RMAL—и RNZ протекала при самой различной слышимости. Выли дни, когда Владивосток и Петропавловск шли на г-9, были дни, когда они еле прослушивались. Наша слышимость там также не имела постоянного характера. С Владивостоком чаще всего я работал волной 47 м, слушал его на той же волне. Иногда спускался до 35 м. Эти две волны оказались наиболее подходящими.

С I Гетропавловском работа велась на волне 47 м. Кроме того RNZ мог менять свои водны в значительных пределах и зачастую перед тем, как начать передачу серии радиограмм, проводил опыты по проходимости различных волн.

Трудно иногда приходилось. Временами, принимая радиограмму при слышимости г-2, нервничали, ругались, ломали карандаши.

«Бегали» с передатчиком по' диапазону от 30 до 50 м, внимательно вслушивались в эфир на волнах 20—80 м; в некоторых случаях комбинировали короткие волны с длинными и в результате ни иа один день не потеряли связи с берегом. Находясь уже у берегов Чукотского полуострова, получили еще одну нагрузку— транзитный обмен между тройкой зимующих у мыса Биллингса пароходов «Север», «Хабаровск» и «Анадырь» и флагманским судном Колымской экспедиции—ледорезом «Литке».

Выйдя в Полярное море, мы не прекратили любительской работы. Находясь в Карском море, у восточного берега Новой Земли я связался с RMFF (Хабаровск). Работали мы с ним при хорошей слышимости, до г-6 с обеих сторон. В дальнейшем неоднократно работали с Японией, Австралией, Новой Зеландией.

QS0 характерны тем, что проходили при хорошей слышимости в обе стороны. О том внимании, которым пользовался «Челюскин» и его рейс за рубежом, говорили опять и многочисленные пожелания счастливого пути и тот привет профессору Шмидту и команде «Челюскина», который нам передал австралийский любитель во время QS0.

Необходимо отметить ту исключительную слышимость дальних станций, которая наблюдалась почти на всем пути вдоль берегов далеких северных окраин Советского союза. Был слышен положительно весь мир. Это на 40 м диапазоне. На остальных волнах (80 и 160) была безнадежная тишина. Только на 20 м диапазоне временами появлялись и почти сразу же исчезали немногочисленные любительские станции. Наблюдалось это только в вечерние и ночные часы (по местному времени).

В лагере .Шмидта работала 200-ваггная аварийная искровая радиостанция, выброшенная вместе с питанием, аккумуляторами и машиной на лед в момент гибели судна. Эта радиостанция поддерживала связь с ближайшими к месту аварии пунктами, которые оборудованы передатчиками Главсевморпути,—мысом Северным и Уэлленом. Перекрываемые расстояния! —около 160 км.

Лагерь Шмидта обслуживали радисты— тт. Кренкель (старший радист), Иванюк (Ленинград), Иванов (Ленинград).

3 октября с «Челюскина» ушла группа из 8 сотрудников, временно прикомандированных к экспедиции.

Проделав 60-километровый путь до берега и оттуда почти 400 км до Уэллена, частично пешком, частично на собаках, группа добралась до Берингова пролива, где перешла на борт ледореза «Литке». С этой группой покинул судно и я.

Надо отметить то исключительное отношение к работе с нами, которое проявил ряд наших товарищей-коротковолиовиков. Это—тт. V2BV, U22PZ (Москва), U3FU—г. Войтович (Ленинград) и RGIA—т. Хоменко (Архангельск). Этим товарищам приношу большую благодарность.

(U3BN) FL Стромилов