Страница:Радиофронт 1934 г. №11.djvu/10

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


но. Относительно наибольшие симпатии аудитории завоевали говорители№№ 1, 2и 11.Но это опять-таки нельзя ^считать верным признаком того, что эти го- ворители являются действительно лучшими. На отдельных видах передач (оркестр, скрипка, рояль, мужской и женский голос, пение и речь) прекрасно работали и другие говорители. Например № 12, вызывавший усмешки зала при передаче голоса и рояля, прекрасно передавал оркестр и т. д Таких примеров можно привести множество. Это обстоятельство, да и не только оно одно, дает право вообще взять под сомнение ценность подобного рода примитивных прослушиваний. Можно например с большим процентом уверенности утверждать, что если бы некоторые говорители соответствующим образом скорректировать („посадив" их на тон- контроль), то они оказались бы лучшими. Динамик № 7 аудитории не понравился, но определенно чувствовалось, что он пропускает более широкую полосу, чем многие другие, и в частности чем К» 1, и звучит более „глубоко", более „объемно".

В действительных условиях в хорошем приемнике динамик должен работать с тонконтролем и, вероятно, что динамик № 7 в таких условиях окажется лучшим, чем динамик № 1, который всем понравился больше. Этот динамик не имеет ни глубоких басов ни „высоких верхов", поэтому он все виды передач воспроизводил одинаково чисто.

Динамик № 7 на отдельных пг - редачах то слишком басил, то слишком высил, но при помощи тонконтроля его, вероятно, можно было бы на каждой передаче заставить работать лучше, чем будет работать динамик № 1, у которого нет „запаса полосы" для корректирования

Испытания приемников прошли значительно хуже. Все приемники работали отвратительно: „бубнили", хрипели и искажали. В качестве объяснения этого приводились разные обстоятельства: во-первых, специфические условия звучания в заглушенной студии, во-вторых, малое напряжение сети. Когда вечером включили одновременно все приемники, то напряжение на входах приемников упало до 90 вольт. Вполне возможно, что это так и было. И, в-третьих, операторы уверяли, что в этот день московские станции работали очень плохо. И самое испытание протекало плохо. Принимались только местные московские станции (это на приемниках, специально предназначаемых для дальнего приема и в 11 час. вечера), но и эти станции не удавалось принимать без комических казусов. Например условлено принимать станцию

МОСПС. Приемники включаются по очереди, на всех приемниках идет, скажем, речь. Включают тульский приемник (№ 4)— и слышится музыка. Оператор, сидящий за тульским приемником, уверяет, что он принимает МОСПС. Включают другой приемник, слышна речь, на тульском — опять музыка. Так, кажется, до конца на „Туле* и не удалось принять МОСПС.

В общем испытания приемников в работе можно считать несостоявшим и с я и ознакомление с ними свелось лишь к внешнему осмотру.

В оформлении приемников конечно произошли известные сдвиги. Все новые приемники (кроме „Колхозного") замонтированы вместе с говорителями. Сделаны попытки отойти от старых форм и рисунков ящиков и перейти на „новый стиль". Эти попытки пока недостаточно удачны, в иных случаях совсем неудачны, но стремление улучшить внешность налицо и этот факт можно приветствовать.

Нельзя не. отметить однако неприятного обстоятельства — все приемники (кроме № 6) являлись приемниками 1-V-2, т. е. по типу приближались к ЭЧС. Нам значительно более нужны дешевые 1-V-1, которые почти не уступают по своим приемным качествам 1-V-2, если конечно они правильно сделаны, стоимость же их может быть значительно ниже.

Мало достижений также в отношении компактности приемников. Вся выставленная аппаратура была излишне громоздка. Происходит это главным образом потому, что наши конструкторы механически соединяют в одном ящике две отдельные единицы — приемник и говорит ель, а надо сконструировать приемник и говоритель как одну законченную единицу и этим достичь предельной компактности. ЭЧС-4 например является приемником ЭЧС-3 с замонтированным над ним динамиком. Получилось конечно громоздко и в ящике масса пустого места.

Небольшие доклады сделали представитель завода им. Орджоникидзе т. Виноградский, директор завода им. Казицкого т. Шелепугин и директор Харьковского завода т. Завьялов. Тов. Шелепугин рассказал печальную историю рождения и первых месяцев жизни приемника ЭКЛ-4 и заявил, что завод принимает все меры, чтобы смыть со своей репутации „позорное пятно".

Итак, очередные испытания аппаратуры не дали нужных результатов, но они не прошли бесполезно. Каждая такая встреча радиоработников дает много. Обмен мнениями, сравнение „своей* и „чужой* аппаратуры, сопоставление различных принципов конструкций, расстановки деталей, оформления—все эго имеет очень важное значение.

Общественные испытания и прослушивания для нас являются делом новым и нам надо научиться организовать их правильно.

п. ч. к..

Новый тульский четырехламповый радиоприемник,"'работающий от осветительной сети — ТЭСД-2 (тульский экранированный сетевой с электродинамическим репродуктором)