Страница:Радиофронт 1934 г. №14.djvu/5

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


„БОЙЦЫ ВСПОМИНАЮТ МИНУВШИЕ ДН’Г...

3. Креннель у московских коротноволнзвзшоз

Каждый ,i33 после очередного полярного похода или зимовки Эрнест Кренкель, приезжая в Москву, собирался в „тесном кругу" со своими „соратниками по эфиру"—старейшими коротковолновиками.

Такой порядок не был нарушен и но окончании челюскинской эпопеи.

3 июля в Центральном бюро секции коротких волн Радио комитета при ЦК ВЛКСМ собрались лучшие представители советских радиолюбителей — старейшие коротковолновики тт. Байдин, Круглов, Байкузов, Ванеев и другие — вместе с руководителями Радиокг митета и ЦБ СКВ.

Трехчасовая беседа протекала в исключительно товарищеской обстановке, где „бойцы эфира вспоминали минувшие дни" и намечали пути новой большой работы по подъему коротковолнового движения м

Выло решено прежде всего информировать „гостя* о работе советских коротковолновиков за период его отсутствия. С исключительным вниманием заслушал т. Кренкель краткое сообщение председателя ЦБ СКВ т. Байдина о работе Центрального бюро, который указал, что на сегодня мы имеем 400 действующих любительских передатчиков по Союзу и около 500 УРС, тогда как еще совсем недавно, перед началом 2-го тэста, их насчитывалось около 150, Тов. Кренкель интересовался отдельными этапами коротковолновой работы, спрашивая, существуют ли коллективные любительские рации в Москве, есть ли у коротковолновиков свой печатный орган, много ли среди коротковолновиков женщин, как удалось Круглову держать связь с „Красиным* и т. д.

РАССКАЗ КРЕНКЕЛЯ

Затем слово было предос а влено Эрнесту Кренкелю, теплившемуся воспоминанием об организации и обеспечении радиосвязи лагеря Шмидта.

— И день рокового сжатия парохода я сообщил радиостап ции Уэллена, где бессменно : н- ботала радисткой Людмила Шрадер, чтобы за нашим передатчиком следили непрерывно, не меняя настройки. Людмила успокоила, что все будет в порядке. И действительно, самоотверженная работа Л. Шрадер заслуживает исключительного одобрения. Именно она, „вывезла* на себе всю двухмесячную чрезмерную нагрузку ря дио- станции. Она первая, принявшая мои сигналы со льдины, и она же последняя, которой я послал последнее „цекули* (вызовы) о свертыЕтании радиостанции. Чтобы не терять времени на ходьбу от радиостанции до жилища, которое было на порядочном расстоянии, Людмила спала здесь же на радиостанции, работая одна, так как другой радист был болен. Я подсчитал, что Людмила работала в сутки одновременно с 15 пунктами.

ПЕРВЫЕ ДНИ НА ЛЬДИНЕ

Когда произошло сжатие и пароходу был нанесен смертельный удар, я был в радиорубке и продолжал работу, которую прекратил лишь за семь минут до полного погружения „Челюскина". Своевременно был выгружен запас радиоаппаратуры и источников питания, обеспечивший работу аварийного передатчика. Когда я сошел на лед, почти все было кончено. „Челюскин" погружался. Такова уж судьба радиста—узнавать в первую очередь, а видеть в последнюю...

Первый день на льдине мы работали только на прием. Первое, что услышал я при вращении ручки реостата, когда щелчок в телефоне возвестил, что приемник в исправности, был... американский фокстрот.

Поворачиваю ручку настрой' и вог слышу работу Л. Шр - дер. Поспешно отвечаю, однль > нашу работу не слышат. Связ ■ установили на другой день, когда удалось удлинить волну изменением антенны, измерив ее имеющимся волномером.

С этого времени лагерная радиостанция работала с исключительной исправностью.

Нагрузка на радиостанцию была громадная. Мы работали в целях экономии питания в определенные часы, как пра вило, с 4 час. утра до 6 ча •. вечера. 11ринимали метеобюл- лет ни, тассовские сводки, правительственные и местные (с Уэллена и Ванкарема) радиограммы, причем самые первые новости я всегда получал от Людмилы Шрадер

Условия радиоработы на льду незавидные. Много раз наш БЧЗ размокал, приходилось его сушить и разбирать, но все же почти до последнего дня он служил исправно к только в конце его пришлось заменить вторым приемником.

Последние слова, адресованные на Уэллен, были: „снимаю передатчик,прекращаю работу*.

Э. Кренкель не мыслит свою работу вне рядов коротковолновиков.

— Это, чтобы я зимой не постучал на своем передатчике, быть не может,—говорит он.

Центральное бюро высказалось за присвоение Кренкелю позывного радиостанции „Челюскина". (РАЕМ). А.