Страница:Радиофронт 1934 г. №20.djvu/48

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


писанном директором Мининым (тем самым, который подписал и неопубликованное нами опровержение) и зав. отделом Куликовым (очевидно, одним из тех, кто подписал публикуемое нами письмо группы сотрудников), сообщила, что «предлагаемый автором способ нанесения ■изображений процарапыванием глянцевой бумаги является оригинальным...»

Таким образом ЦЛПС не только была знакома с методом Добровольского, но и признаЖ его оригинальность и тем самым подтвердила, что в ЦЛПС в это время идея «шорифона» еще не возникла. Ведь если бы идея «шорифона» уже существовала хотя бы ® недрах ЦЛПС, то руководители ЦЛПС уж во всяком случае не стали бы подчеркивать оригинальность метода Добровольского, так как они должны были бы увидеть в методе Добровольского не оригинальное предложение, а, наоборот, знакомую уже им идею. Вряд ли можно допустить, что руководители ЦЛПС так «беззаветно» скромны, что перед лицом чужой идеи они не только умалчивают о своей, весьма похожей, но даже подчеркивают оригинальность этой чужой идеи.

Совершенно очевидно, что в ЦЛПС идеи «шорифона» тогда еще не было, она возникла позже. Но и при всем этом мы бы не рискнули говорить о заимствовании. Мы готовы были бы допустить, что сам А. Ф. Шорин ничего не знал о методе Добровольского, если бы он и его сотрудники прямо и твердо заявили Об этом. Но та форма, которую придал А. Ф. Шорин этому утверждению в своем письме, заставляет предположить обратное. А. Ф. Шорин говорит, что о «подобной разработке (т. е., как вытекает из текста письма, о разработке метода электромеханической записи и воспроизведения звука. — Ред.) гр-на Добровольского, на которую он ссылается, неизвестно широкому кругу специалистов, в частности мне и моим сотрудникам». Точно так же и группа сотрудников пишет: «Конструкция аппарата для записи звука т. Добровольского нам неизвестна». Но ведь Добровольский и не конструировал аппаратов для записи звука. Он разработал

метод записи электрических колебаний звуковой частоты

путем нацарапывания. Венцом этих опровержений является официальное «опровержение», в котором сказано, что о предложении Добровольского «А. Ф. Шорин мог даже не знать». Опять вместо прямого ответа — увертка: «мог не

знать». Нужно было сказать прямо: знал или не знал

А. Ф. Шорин, и не приборы для записи звука, а самый метод нацарапывания на глянцевой поверхности и в частности на фотопленке (образцы таких нацарапанных фотопленок тоже были в ЦЛПС). На этот основной вопрос ни одно письмо не дает прямого ответа, и поэтому наши сомнения не только не исчезли, но еще более усилились. Но этот вопрос .нельзя оставить без ответа. А. Ф. Шорин является одним из крупнейших наших специалистов и выдающимся изобретателем. Его огромные заслуги перед советской техникой совершенно бесспорны. Но именно потому мы вправе были ждать от А. Ф. Шорина прямого и смелого ответа на поставленные вопросы. И если бы А. Ф. Шорин ответил: «Да, я использовал идею Добровольского, но для этой повисшей в воздухе, не примененной нигде на практике идеи я нашел такое применение, которое обещает совершить переворот в технике записи и воспроизведения звука», — то этот ответ не только удовлетворил бы советскую общественность, но и повысил бы авторитет А. Ф. Шорина как блестящего конструктора и выдающегося инженера.

'Ведь одна из задач наших лабораторий и их руководителей именно в том и заключается, чтобы развивать и применять идеи отдельных изобретателей, чтобы эти сырые и часто непрактичные идеи превращать в законченные конструкции, чтобы находить этим идеям эффективное применение. Но при этом совершенно необходимо, чтобы имя автора идеи было сохранено. У советского изобретателя никогда не должно возникать опасения в том, что его .имя будет похоронено в той лаборатории, где разрабатывалась его идея, что его заслуга, хотя бы даже очень скромная, будет забыта. Вот почему мы

считаем, что история изобретения инж. Добровольского заслуживает внимания всей советской общественности, И мы должны с сожалением признать, что в этом деле мы видим А. Ф. Шорина не в той роли, в какой бы нам хотелось видеть нашего крупнейшего изобретателя и выдающегося инженера.

Р. S. В последнем выпуске (4—б) Научно-технического*

сборника Ленинградского электротехнического инсти тута связи (1934 г.) помещена статья проф. А. Л. Минца «К вопросу о применении фотоэлектрических методов, для сверхбыстродействующей телеграфии». В этой статье проф. А. Л. Минц излагает принципы разработанного им' способа 'использования светочувствительной ленты для значительного повышения скорости передачи и приема ■в телеграфии. Одной из особенностей 'Предложенного. А. Л. Минцем способа фототелеграфии является запись сигналов не по длине ленты, а по строкам.

В этой статье т. Минц между прочим пишет:

«...Наши разработки уже получили некоторое конструктивное оформление, когда стало известно, что инж. А. Ф. Шорин в разработанном им аппарате «Телегра- фофотофон» применил метод построчной записи как для быстродействующей телеграфии, так и для телефонии и передачи изображений. В разработке А. Ф. Шорина предложенный автором этой статьи метод построчной записи лишь телеграфных сигналов нашел себе значительно более широкое поле применения, что следует считать безусловно заслугой А. Ф. Шорина, давшего также очень много ценного и остроумного в конструктивном оформлении «телеграфофотофона».

Однако приходится выразить и некоторое недоумение по поводу того, что А. Ф. Шорин, которому наше предложение построчной записи было известно еще в 1930 г., ни одним словом не помянул работы автора этой статьи и его сотрудников, тем более, что 'Комитетом по изобретательству при СТО было признано авторство А. Л. Минца на устройство для быстродействующей телеграфии».