Страница:Радиофронт 1934 г. №22.djvu/49

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ХОРОШИЕ И ПЛОХИЕ ДНИ ДАЛЬНЕГО ПРИЕМА

Уменьшение грозовых разрядов, меньшая ионизация атмосферы солнцем, а короче — приход осени, принесли с собою и хорошие условия дальнего радиоприема.

7—8 лет назад осень, весна (реже — зима)-были действительно «сезонами» для путешественников по эфиру. В нем было тико; издалека выплывала слабая передача какой-либо «дальней» станции, шедшая без помех, без тресков.

Не то теперь. За эти годы положение в эфире, благодаря росту количества и мощности радиостанций, настолько изменилось, что «хорошие» дни приема стали в то же время самыми «плохими».

В дни, когда эфир не «прозрачен», слышны вместе с передачей шорохи, разряды. Но все же можно найти

5—6 таких радиостанций (наиболее громких), передача которых заглушает собою посторонние помехи. Стоит же наступить «хорошему» дню и-, эфир становится неузнаваемым. Громко идут на репродуктор все радиостанции, появляются то и дело новые, неизвестные раньше, но чисто не звучит ни одна передача. Наоборот, все сопровождается однообразным свистом, неразборчивым бульканием. «прохрнпыванием» кани-'-™ пчугих пеоедач.

Кажущийся парадокс на самом еле ничуть не парадоксален

«Плохой» прием в «хорошие» дни об’яснгется исключительно тем что эфир Европы перенаселен что станции друг другу мешают, что в эти дни особенно усиливается интерференция.

Для безукоризненной передачи кажлой радиостанции нужен «полный» канал в эфире «шириною» в 20 кц.

Чтобы представить такие идеальные условия, в европейском эфире нужно бы иметь не более 50 радиостанций во всех странах Европы. Цифра эта смехотворна: ведь в одном только Советском союзе в настоящее время работают 64 радиостанции, а во всей Европе количество передатчиков неуклонно приближается к 300!

«Выход» нз этого положения был найден в том, что ширина «канала» для каждой радиостанции с 20 кц была уменьшена вдвое — до 10 кц. Мотив был «уважителен»: ни одна радиостанция по своему техническому устройству такой широкой полосы частот пропускать не может и ни один радиоприемник в мире такой полосы не может ни принять, ни — тем более — пропустить по контурам настройки и воспроизвести в громкоговорителе.

Это «сокращение штатов» позволило вместить 100 станций в эфире. Когда стало мало и этого количества, канал срезали до 9 кц — это позволило разместить 111 радиостанций.

При дальнейшем росте количества радиостанций европейские волновые конференции были вынуждены «изобрести» об’единение нескольких радиостанций на одной волне, предоставление одной и той же волны радиостанциям, удаленным друг от друга географически. Но все это Не помогло. На самом деле, в настоящее время полоса частот между соседними по волне радиостанциями в единичных случаях (так называемый «чистый канал») достигает 9 кц, чаще всего равна 6 4, а нередко и 1—2 кц. Вот эта-то теснота в эфире и дает себя знать свистом переплетающихся в невыносимый шум звуков.

Помехи эти носят общее название «гетеродинной интерференции» и заключаются в том, что при наложении друг на друга двух близких высоких частот (от двух радиостанций) в громкоговорителе приемника становится слышна третья комбинационная частота, равная разности первых двух частот.

Особенно неприятен гетеродинный свист, когда происходит сложная интерференция — биения и несущих частот и боковых полос и несущих частот и боковых полос между собою и друг с другом. Американцы называют недаром такую интерференцию «обезьяньим разговором».

Человеческое ухо, лучше всего воспринимающее так называемые средние частоты, особенно болезненно реагирует на гетеродинный свист с частотой порядка 1000— 3 000 циклов.

Именно этот свист так раздражает своей назойливостью и однообразно аккомпанирует радиопередаче многих дальних станций в «хорошие» для радиоприема дни.

В. Тукбаев

Г романские фашисты не тольно * вюлняют нужным им содержа* ем программы передач, но „фашизируют" и внешним вид станции.

На р сунне! свастика на радиодоме в Берлине