Страница:Радиофронт 1935 г. №03.djvu/46

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Mgr для идеальной передачи аппаратура должна пропускать без искажений полосу частот в пределах от 16 до 15 000 колебаний в секунду, т. а почти весь диапазон слышимых человеческим ухом звуков. И действительно, как показала состоявшаяся недавно в Америке демонстрация, организованная известным акустиком Флетчером совместно с дирижером Стоковским, установка с идеальным прохождением частот от 16 до 15 000 колебаний в секунду позволила дать в большом концертном зале передачу такого высокого качества, что многочисленная публика и специальные эксперты не смогли обнаружить никакой разницы между этой передачей и естественной, звучащей с эстрады, музыкой.

На практике выяснилось однако, что для получения вполне доброкачественной передачи музыки и речи достаточно, чтобы радиовещательный тракт пропускал без искажений полосу частот в пределах от 50 до 8 000 колебаний в секунд}7. При этих условиях вполне возможна художественная передача даже сложной оркестровой музыки.

Итак, для получения хорошего качества передач необходимо прежде всего заботиться о том, чтобы нее акустическое оборудование (студия и аппаратура) и радиовещательный тракт в целом были в состоянии пропустить без искажений необходимую полосу частот. Это нужно и для правильного воспроизведения основных тонов и для сохранения тембров голосов и инструментов. Однако искажения тембра могут произойти не только от частотных, ио и от так называемых нелинейных искажений. Этот род искажений возникает вследствие нарушения линейной зависимости, т. е. прямой пропорциональности между амплитудами звуковых колебаний натурального звукового материала и воспроизведенного громкоговорителем. При этих искажениях возникает ряд новых гармоник, добавляющихся к тому составу частот, который содержит натуральный звуковой материал. Нелинейные искажения особенно заметны и неприятны на слух и вызываются дефектами аппаратуры и ее неправильной эксплоатацией (главным образом перегрузкой). В частности нелинейность в аппаратуре вызывает образование так называемых комбинационных тонов. Эти несуществующие в натуральном звуке комбинационные тона мы слышим потому, что они создаются либо в промежуточной аппаратуре, либо даже в нашем ухе. Комбинационные тона возникают во всякой нелинейной колебательной системе (такой нелинейной системой является в частности и слуховой аппарат уха) и появляются в результате комбинаций основных частот, воздействующих на систему. Так например, если два основных тона с частотами р и <7 воздействуют на ухо с примерно одинаковой силон, то в результате этого воздействия в нашем слуховом аппарате могут возникнуть комбинационные тона, т. е. колебания, имеющие частоты тпр / nq где тип целые числа. Это и будут комбинационные тона. Эти тона вносят в передачу известные искажения.

Для правильной оценки акустического оборудования, служащего для целей радиовещания, приходится также считаться и с физиологическими особенностями нашего слуха и прежде всего с суб- ективиой слышимостью звуков различной силы. Наше ухо довольно точно может судить о высоте двух различных звуков (степень точности зависит от музыкальности человека), ио оио чрезвычайно плохо отличает звуки, разнящиеся друг от друга по силе, особенно если сравниваются звуки различной высоты и различных тембров. Оказывается, что повышение физической силы звука не дает

соответственного увеличения ощущения громкости, так как увеличение суб’ективного ощущения громкости пропорционально ие силе звука, а логарифму отношения раздражающих сил, т. е.

Wi

S—101«Vsj'

Принимая отношение некоторых сил звука равным 1,26, мы получим из вышеуказанной формулы, что S = 1, т. е. что увеличение суб’ективиой гром- к°сти на одну единицу или ступень соответствует об’ективному изменению силы звука примерно на 25%. Эта единица носит название одного децибела и характеризует увеличение (или ослабление) громкости примерно на величину, которая может быть еще обнаружена человеческим ухом. Таким же образом в децибелах мы можем выразить суб’ективную громкость любого звука по отношению к порогу чувствительности нашего уха.

Существует также целый ряд других особенностей нашего слуха, правда менее существенных, чем описанные выше, но которые следует учитывать при работе со звуковым материалом. Наиболее важной из этих особенностей является та. что наше ухо неодинаково восприимчиво к звукам разной высоты. Наибольшая чувствительность уха лежит в области звуков средней высоты (1 500— 2 000 колебаний в секунду) и наименее чувствительно наше ухо к самым высоким (порядка 10 000—15 000 колебаний в секунду) и самым низким (порядка 20—50 колебаний в секунду) звукам. Этим между прочим и об’ясняется то обстоятельство, что слушая радиопередачу у себя дома при уровне громкости более низком, чем в концертном зале или студии, откуда эта передача происходит, мы ощущаем известные искажения, выражающиеся главным образом в отсутствии низких тонов, так как при пониженной чувствительности нашего уха именно к этим тонам н при снижении общего уровня громкости низкие тоиа выпадают, так как они оказываются лежащими ниже порога чувствительности нашего уха.

Некоторые обстоятельства психологического характера также должны быть учтены при акустическом оформлении радиопередач. Здесь мы сталкиваемся прежде всего с тем обстоятельством, что при передаче отсутствует так называемый биноу- ральный эффект. Иными словами, на месте передачи (студия, зал) звук воспринимается не двумя звукоприемниками (т. е. двумя ушами), а только одним—микрофоном. При воспроизведении ж» передачи громкоговорителем мы слушаем при помощи двух ушей, но не источник звука, находящийся в зале или студии, а работу громкоговорителя. При этом нам кажется, что все звуки исходят из одной точки. Это обстоятельство лишает нас ощущения пространственной протяженности в применении к музыкальному звучанию, лишает нас звуковой перспективы. Особенно это явление мешает при слушании передач больших ансамблей (хор, оркестр). При отсутствии биноуральноги эффекта пропадает ощущение массивности ансамбля. Кроме того, слушая музыку или речь непосредственно в зале, мы легче, путем сосредоточения внимания только на звуковом материале, можем, так сказать, психологически «отстроиться» от- всяких мешающих слушанию явлений; иными словами, можем просто не замечать окружающих шумов.

Микрофон же наряду с полезной нагрузкой, г. е. музыкой и речью, аккуратнейшим образом воспринимает и все мешающие шумы, которые воспроизводятся громкоговорителем совместно с