Страница:Радиофронт 1935 г. №03.djvu/9

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


В. Бурлянд

Это было месяца полтора назад. Сидя у приемника, мы спорили с товарищем о конкретных фермах дальнейшего развития радиолюбительства, Ои заявил мпе, что с длинных волн радиолюбителю надо уходить. В втом диапазоне скучно. Мало места для творчества. Приобретаешь узкую специализацию — универсального крутильщика ручек какого-нибудь ЭКРА или ЭРФА.

— Надо переходить на короткие волны, иа укв, — рассуждал мой приятель. — Там ты не просто слушатель с «радиолюбительской закалкой». На коротких волнах ты действуешь, ты совершенствуешься каждый день как оператор, расширяешь сферу действия своего передатчика, связываешься с далекими уголками мира, участвуешь в тэстах, экспедициях, растешь и растешь в коллективе.

А что дает мне мое «длинноволновое одиночество» ?

В лучшем случае я соберу у своего приемника десяток знакомых — вот н все. .

— Иди в кружки, в общественное движение, — сказал я.

Я уже давно сдал техминимум, занимался в кружке повышенного типа. Сейчас читаю радиожурналы, от техники не о. стаю. У меня хороший приемник, который в этом году я -переделывать не собираюсь.

Что же мне делать «едино- ли'-гап:у»-радиолюбителю? Слушать и стирать пыль с приемника? Конечно, я имею приемник для того, чтобы слушать. Я не могу утром обойтись без последних известий, начать день без радиофизкультуры, вечером «те послушать хорошего концерта, но на сегодня эго уже будни радио, и каждый человек, <зчера купивший приемник, проводить свой радиодень также. А зачем я учился? Для чего

проводил бессонные ночи над радиолитературой? Я хочу иметь н любительский, и конструкторский, и спортивный интерес.

-— Тогда займись дальним приемом, готовься в снайперы эфира, в вфироловы.

— Об этом я думал, — отвечал Василий Андреевич (так зовут моего приятеля). — Это конечно один из интересных путей для длннноволиовиков. Но и здесь, по сути, негде пока развернуться.

— Ну, знаешь, — возразил я, — если уж тебе и в эфире негде развернуться, то такой «широкой натуре» я в советчики видимо не гожусь.

-— Ты не сердись, — дружелюбно продолжал Василий Андреевич. — Ведь ты понимаешь, я не хочу нанизывать список принимаемых станций как какой-то коллекционер. Я хочу, чтобы это было обществеиио- поленно. А просто сидеть у приемника и хвастать: «Принимаю озеро Танганайка и шум Ниагарского водопада», или: «За последнюю декаду принято 134 заграничных станций» — это не по мне. Ну, принял и принял.

Чего-то все-таки еще нехвата- ет. А в чем соль, я и сам пока

не раскусил.

—- Знаешь, — посоветовал я, — ты раскусывай это дело поскорее, а пока возьми себе кружок и учи новых ребят радиолюбительству. Вот тебе общественно-полезное дело.

Приятель засмеялся. — Занимаюсь -же. Веду кружок pa- д.- ггехмкнимума. Но это мне полного удовлетворения не дает. Я доволен, что приношу пользу, но ты мне скажи, что мне делать дальше у своего приемника — в седьмой раз браться за новую схему? А если я пока доволен своим приемником.

— Ну, как хочешь, Вася.— заявил я. — Мой совет — переходи на короткие волны или на телевидение. Там, действительно, интереснее.

На этом закончилась ваша полемика, и мой приятель ушел. Мпе вспомнилась его любительская жизнь.

Ои качал с кристадина. Сам' делал постоянные конденсаторы. Сначала строил громадные приемники, из которых с трудом извлекал какие-то неясные звуки. В его комнате было больше проволоки и всякого барахла, чем обычных предметов домашнего обихода. Постепенно он совершенствовался. Его приемники стали работать прекрасно. Он уже не удовлетворялся схемами в журналах. Он шел дальше, вносил усовершенствовании. Техникой он овладевал серьезно и глубоко. И вот он недоволен. Он ие знает, что ему делать дальше, куда направить свой творческий пыл.

С Васей мы нс видались около 2 месяцев. Вчера он позвонил мне по телефону и просил зайти к нему. Придя к нему, я застал местных энтузиасте!; радиолюбителей с того завода, где работает техником мой приятель. Многих из них я уже знал. В комнате обычного радиолюбительского беспорядка не наблюдалось, и даже насин радиоуголок, где у него стоял рабочий стол и висели инструменты, был скрыт от наших взоров занавеской.

Около этой занавески и разместилась вся компания.

— Сегодня у нас необычайное заседание радиокружка. Оно, как видпшь, проводится па квартире, — здороваясь, заявил Василий Ачдревич. — А пока мы спорим о роли радио- общественности.

Среди нас есть представитель «убежденных» радиоединолични-