Страница:Радиофронт 1935 г. №05.djvu/30

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Ю. Пахомов

Спор возник сам собой, стихийно, его никто не поднимал, тема его была уже давно у всех в голове, и потому Вася никак нс мог вспомнить после, с чего же начался спор. А произошло все это вот как.

Занятия кружка уже кончились, но расходиться никому не хотелось, все сидели вместе. Николай Иванович сидел на парте, окруженный кружковцами. Вася Полозов, как радиоорганизатор кружка и ячейки, сидел неподалеку от него. Вася был очень доволен и весел — его мечта организовать ячейку ОДР и кружок раднотехминимума осуществилась. В ячейке комсомола своей железнодорожной мастерской он приобрел большой авторитет и с ним как с радиоорганизатором считались. Ему удалось сколотить небольшой актив радиолюбителей, и теперь кружок уже регулярно занимался.

Сначала разговор являлся продолжением вопросов, разбиравшихся сегодня кружком о коэфици- енте трансформации, о роли сердечника, но вскоре нетерпеливые новички начали наперебой хвастаться друг перед другом приемом дальних станций; эта тема постепенно овладела всеми, и тут-то в разговоре о дальнем приеме и возник спор о современном приемнике для дальних станций.

Спорили страстно, с пылом, спорили так, как умеют спорить только лишь, одни заядлые энтузиасты-радиолюбители.

Как и во всяком споре, незаметно раскололись на два лагеря.

Группу, сидевшую ближе к школьной доске, возглавлял Николай Иванович. В моменты самого горячего спора он оставался совершенно спокойным, и только лишь некоторая, чуть заметная медлительность речи выдавала его волнение и внутреннюю напряженность.

Вторую группу, живописно разместившуюся на столах и стульях, возглавлял Вася.

Васины щеки лихорадочно горели неестественно ярким румянцем; ни на секунду не оставаясь в покое, он был весь в движении. Он спорил горячо. Ему свойственен был юношеский задор и желание рисковать, но это желание однако ip переходило в ничем не сдерживамый азарт.

Спор разгорался.

Вася тщетно старался убедить противников, что современный приемник для дальнего приема должен иметь три настраивающихся контура. Он уже почти кричал: «Три контура, и не меньше. Три!»

Николай Иванович спокойно возражал: «Необходимыми и достаточными являются только два настраивающихся контура, вместо третьего рациональнее применить ненастроенную антенну, индуктивно связанную с первым контуром. Избирательность приемника при этом будет вполне достаточная». Вася настаивал: «Три, и не меньше!»

Он очень хорошо помнил те немногие, но памятные вечера и бессонные ночи, проведенные за приемником у своего друга в Москве, когда ему с трудом удавалось осуществить прием дальних станций вследствие помех местных станций.

Эти ночи прошли для него недаром — он твердо решил делать приемники не менее чем с тремя контурами.

Между тем Николай Иванрвич уже начинал наступление на Васю. «Как ты будешь управлять тремя конденсаторами?», — спрашивал Николай Иванович. «Очень просто, — отвечал Вася, — поставлю строенный конденсатор, и все тут». «Да, это в принципе конечно возможно и верно,—отвечал Николай Иванович, — но ты, Вася, забываешь, что наша промышленность строенных конденсаторных блоков не выпускает, в продаже есть конденсаторы переменной емкости, только очень посредственного качества, и страивать их — дело очень мудреное, так что от этого приходится пока отказаться». «Николай Иванович прав! — совершенно неожиданно воскликнул молодой, нескладный парнишка из угла. — Я делал ЭКР-14 и никак не мог сделать. Строить конденсаторы мне не удалось — получилось плохо. Невозможно было точно настроиться на станцию, так что я мог принимать только местные станции. Пришлось в конце концов поставить три конденсатора с индивидуальными ручками. Я категорически против строенного!» — закончил взволнованно парнишка и, красный от Волнения, сел на место. «Вот видишь, Вася, — подхватил Николай Иванович, — говорить о строенных конденсаторах при нашем ассортименте деталей преждевременно; ты, Вася, не думай, что я принципиальный враг строенного, отнюдь нет, я сам бы с большой радостью его поставил в свой приемник — но нельзя! Поэтому я предлагаю ограничиться сдвоенным. Это вполне возможно и осуществимо при наших деталях. Что же касается трехконтурных приемников, то их следует делать только эфироловам и притом с индивидуальными ручками», — резюмировал он.

Большинство согласилось с Николаем Ивановичем.

Пришлось согласиться скрепя сердце и Васе. Первая битва была* проиграна. Опыт победил, он был на стороне Николая Ивановича.

Вопрос о количестве ламп в приемнике был решен единодушно. Все сошлись на мнении, что достаточно трех: одна лампа в усилителе высокой частоты, одна — детектор и одна в усилителе низкой частоты — пентод.

На первом и на втором месте все согласились применить экранированные лампы типа СО-124 и на последнем — пентод типа СО-122. Решили ставить пентод потому, что он дает достаточно большое усиление при одной лампе, и необходимые