Страница:Радиофронт 1935 г. №07.djvu/49

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


в Москве, и в Горьком взгляды всех присутствующих устремились на репродуктор...

Уверенно начал Банкузов:

— Внимание! Вызываю U3VB, Горький! Говорит U3AC. Москва!

— Давайте начнем работу. Горячий привет соратнику по эфиру и всем присутствующим.

И начались обычные приветственные фразы двух товарищей по работе.

Как и на каждой обычной встрече, мы представились друг ДРУГУ, хотя за отсутствием телевизора н не могли видеть восторженного выражения лиц. Но в этом виновата уже техника телевидения.

Москва знакомилась с Горьким. На квартире Байкузсва присутствовали: тт. Ванеев

(зампред. ЦСКВ), Бурлянд, Добряков (редакция «Раднофрон- та») и радиолюбители: Михайловский, Земляккцын, Г. Г. Шахнарович, Байков. В Горьком: тт. Мартовский (радиокомитет КК ВЛКСМ), Лнвен- таль (пред. СКВ), Шахнарович Л. А. (редакция «Радиофронта»), старейший коротковолновик Ф. А Лбов и 18 радиолюбителей.

Вот тут-то наши операторы н рассказали по радиотелефону те интересные факты из своей коротковолновой практики, которые мы уже описали выше.

КТО ЛУЧШЕ?

Идея организации всесоюзной заочной радновыставки нашла горячий отклик среди широкого радиолюбительского актива.

Пишут раднокружки и радио-, любителн-одиночки: «мы становимся в ряды участников заочной радновыставки». Кто даст лучшую конструкцию, остроумнее, портативнее?

Заочная радиовыставка — дело честн каждого радиолюбителя, Она должна показать технический рост радиолюбительства, его конструкторские возможности, направление его творческой работы.

Методам проведения радиовыставки и привлечения к ней старейших радиолюбителей было посвящено выступление представителя журнала <Ра- диофронт» т. Бурлянда.

— Мы слишком редко встречаемся, чтобы поделиться нашим опытом, — говорит т. Бурлянд. — Радиовыставка поможет нам узнать все ценное н интересное, что накопилось за эти годы у радиолюбителей и что было предметом только их «личного пользования».

Вполне своевременным звучит и тот упрек по адресу Горьковского радиокомитета, который так взволновал т. Мартовского. В то время как жюри выставки начинает получать готовые описания конструкций из таких отдаленных районов, как например Иркутск, — в Горьком еще очень слабо развернулась подготовка к заочной радновыстав- ке, не прислано ни одного описания.

... Перекличку слушают с большим вниманием. Порывами проходят фединги, врываются порой постукивания морзистов,—- тогда операторы лихорадочно вертят ручкн аппаратов, чтобы не пропустить ни одного слова выступающих.

- Е этот день в эфире встречаются старые знакомые, хорошо знающие друг друга по «Раднофронту». Москвичи знают, что на перекличке присутствует старейший горьковский радиолюбитель т. Лбов. Знают, что совсем недавно он отпраздновал десятилетний юбилей своей .работы у передатчика.

Мы ждем его выступления.

— Внимание! Говорит U3AC, Москва. Переходим на прием!

1 Федор Алексеевич берет слово.

«ВСЕ ЭТО ОЧЕНЬ ПРОСТО»

Мы с ним повстречались ровно через десять лет после того замечательного момента, когда позывные R1FL были впервые услышаны за границей. Это был первый позывной из России, добежавший до Месопотамии, а затем до Парижа, до Лондон?...

Не без волнения вспоминает Федор Алексеевич те далекие дни.

— Пережйтые тогда моменты ни с чем несравнимы Нельзя передать всей прелести,—говорит т. Лбов.

И сейчас еще существует его.«домашняя лаборатория>■, напоминающая картины первых встреч в эфире, многочисленных исканий, опытов и успехов.

У него аккуратно хранятся карточки с Тасмании, Новей Гвинеи, Австралии и много, много других. Его архивы вырезок, газет, фотографии, да и личные воспоминания представляют собой замечательный сборник исторических данных о развитии коротковолновой работы и любительского движения вообще.

Как это началось? Как получилось, что русский радиолюбитель Лбов был услышан 10 лет назад за границей?

— Очень просто! — рассказывал Федор Алексеевич еще в те годы. — Решили попробовать работать на коротких волнах. Сначала пробовали с одною антенной — большой, плохо лезла мощность: повесили отдельный луч и противовес, стало лучше. Повозились так с

В. М. Петровым несколько вечеров, да и дали депешу: «всем, всем!»

И вот через десять лет после этой депеши мы с ни* встретились на перекличке Москва — Горький. Мы дали ему в руки микрофон и заставили рассказать молодым радиолюбителям Москвы и Горького с- своем первом рекорде, явившемся первым н для Советской России.

Он рассказал. Нет нужды повторяться, ниже печатаются его воспоминания.

Его, говоря языком театральных рецензий,... «слушали затаив дыхание, зрители были в- напряжении».

Это было именно так. И возникла мысль, почему я, мой- приятель, другие десятки радиолюбителей сегодня, когда технические возможности неизмеримо выросли, не используем этой заманчивой перспективы коротких воли.

Но нас удивило одно обстоятельство. «Лаборатория» Федора Алексеевича, первого русского радиорекордсмеиа, «паиа-

Тов. Бай кузов у микрофона приветствует Самойлова