Страница:Радиофронт 1935 г. №07.djvu/52

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


жая телеграфиста, радиста военного времени, знает он код, возится с короткими. Услыхал да, «е желая «звонить», и дал телеграмму по-аиглийскн. До этого Сергача по прямой верст полтораста — ну, больше, пожалуй, чем на двух 10-ваттных лампочках и не перекрыть.

Однако через два дия—опять раненько утром — вторая телеграмма, служебная. Тут уж все <и раз'яснилось: из Багдада растолковывали: наш номер такой- то, из Shergat находится близ Мосула.

Стало ясно: рекорд, три тысячи километров, через Кавказ. Днем при содействии начальника управления связи послана служебная для проверки — подтвердила Москва, что депешн приняла Одесса по кабелю. Самым сильным чувством из всех, которые нас тогда охватывали, было удивление: как это с такой грошовой мощностью — н такая дальность.

26 января инженер Аекроа возле Парижа принимал R1FL, позывной этого француза был .Ж После посыпались QSL- карточки — из разных стран, на всех языках; пестрые, цветные, они очень изумляли письмоносцев в моем районе. Потом "было 2 года систематической ^работы, возня с разными антеннами, на разных волнах. Были интереснейшие ночи, захватывающие QSO. Уж в следующем году, зимой, связались с любителем на Цейлоне. У нас «а улице 18° по Реомюру, ноги «конечно застыли давно. А цейлонец говорит после десятими- деутной болтовни: ночь, а не

знаю, куда себя девать от жары. Сейчас, говорит, будет всходить солнце, и я стану пропадать. Верно, в течение пяти минут его работа прошла все девять «эров» и исчезла.

Не раз мы наскакивали на иностранцев, которые после подачи им QKA немедленно пропадали; особенно отличались этим финны и другие скандинавы.

А с англичанином GHH-2 мы встретились еще раз, н это было удивительно. Гора с горой, как говорят, не сходятся, а двоим ham’s м —сойтись очень просто. Зимой 1926 года мы дали как-то CQ, отвечает g, даем ему QRA. Он входит в раж, перебивает свою работу возгласом hi! и говорит: «Не тот ли вы самый, кого я имел удовольствие принимать в прошлом году, будучи в Мосуле?»

Ну, можете себе представить, как обе стороны были рады! Поболтали: он оказался офицером авиачасти, спец по радио,

! был возле месопотамской нефти со своим любительским передатчиком, теперь вернулся на родину. После этого мы не встречались в эфире с GHH-2, его QSL до сих пор сохраняются бережно.

Да, в наши времена есть над чем трудиться радиолюбителям!

За десять лет техника коротких волн шагнула неизмеримо, а в памяти живы еще острые переживания первой поры обладания таким чудесным орудием: связи со всеми, связь с другой стороной земли, независимо от расстояний. Мы должны удесятерить нашу работу на коротковолновом фронте.

Последний нрин

фашистской

„радиомоды"

Ра дно деятели «Третьей импе- рии» ие раз провозглашали о «новом взлете» раднопронзвод- ства и радиотехники. Они с гордостью заявляли о такой «победе», как выпуск «народного приемника», на котором немецкий рабочий ничего не может слушать, кроме местных станций. Однако факты, опубликованные в заграничной ра- диопечатн, говорят о большом застое в германской радно- нндустрнн.

Еще в августе 1934 г. на Берлинской радновыставке

«случайно» было обнаружено... отсутствие новых радиоламп. Оказалось, что две германские ламповые фирмы заключили между собой договор, по которому они обязались не выпускать новых типов ламп в 1934 г.

Сейчас выяснилось, что в германской радионндустрни существует еще один взаимный договор, ограничивающий выпуск новых разработок. По это- ду договору германская радиопромышленность обязалась не вводить новые типы приемников в течение первой половины

1935 г.

Радиопромышленность «специализируется» сейчас главным образом на двух ламповых приемниках. Например фирма Те- лефункен начала в больших количествах выпускать одноконтурный двухламповый приемник. Фирма же Тефаг выпускает стандартный трехламповый приемник, сконструированный по рефлексной схеме.

Таков реальный «взлет» германской радиопромышленности.,