Страница:Радиофронт 1935 г. №11.djvu/48

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


ЭЛЕКТРОАКУСТИКА

«ОПЫТЫ

СТОКОВСКОГО

Л. Кубаркин

Читатели нашего журнала уже знают об интересных «опытах Стоковского», проведенных в апреле 1933 г. в США. О них уже писалось в № 12 «PCD» за 1934 г. (см. статью «Сдвоенные говорители»), поэтому мы лишь вкратце напомним их сущность. Стоковский — известный американский дирижер, руководитель филадельфийского симфонического оркестра. В течение нескольких последних лет он очень много времени уделял изучению вопросов, связанных с радиофонией. В музыкальных кругах он пользуется очень большим авторитетом. Последние его работы про-

акйДЕМня музы** кристи гуциоп.^ЗАЛ

в /ЬИААЛЕАЬФИМ ' в ВАШИНГТОНЕ

водились совместно с директором акустического отдела «Belle Telephone С° » д-ром Флетчером. Финансовая и техническая база была представлена двумя фирмами —- «Belle Telephone С°» и •American Telephone and Telegraph С°».

В основу работ Стоковского были положены следующие предпосылки. В настоящее время воспроизведение при помощи любой аппаратуры человеческого голоса, и главным образом музыки, весьма далеко от естественности. Происходит это по трем причинам. Первая — недостаточная ширина воспроизводимой полосы частот. Радиоаппаратура (а также звуковое кино, граммофоны и пр.) рассчитана на пропускание полосы частот в лучшем случае до 5 000—6 000 пер/сек, все более высокие частоты срезаются. Узость этой полосы частот является источником чрезвычайно серьезных искажений. Как раз в области высоких — срезаемых — частот лежат те обертоны, которые придают звучанию музыкальных инструментов и человеческого голоса «жизненность», ту характерную окраску, которой отличается, например, звучание одной и той же ноты, взятой иа различных инструментах. Если срезать эти высокие частоты, то стушевывается специфический тембр, присущий каждому инструменту, воспроизведение лишается глубины и сочности. Кроме того многие звуки вроде звона колокольчика, шуршания бумаги и т. д. в результате срезания высоких частот почти совсем не могут быть воспроизведены или воспроизводятся так, что даже изощренное ухо

не может по этому воспроизведению определить, что представляет собой источник звука.

Вторая причина — отсутствие «стереоскопичности» звучания. Слушатель передачи, воспроизводимой современной аппаратурой, все звуки слышит исходящими из одной точки — из громкоговорителя. Даже если поставить несколько говори- телей, то это не меняет дела, так как в студии звуки улавливаются одним микрофоном и передаются по одному каналу, и это уже предопределяет моноуральность («одиоухость») передачи.

Воспроизведение получается «плоским», лишенным об’емности и глубины. Если передача ведется, например, из театра, то слушатель не имеет возможности определить, в какой части сцены находится исполнитель. Он всех исполнителей слышит «в одном направлении». Звуковая перспектива отсутствует.

Третья причина — недостаточная мощность воспроизведения. Это относится главным образом к передаче оркестрового ансамбля. Передача будет представляться нашему уху совершенно естественной только в том случае, если воспроизведенная громкость будет соответствовать по своей абсолют- ной величине громкости звучания передаваемого об’екта. Наше ухо не одинаково чувствительно к различным частотам, и порог слышимости различен для разных частот. Если, например, искус-

Рис. 2. Один из трех говоритепьных агрегатов. Внизу низкочастотный динамик, наверху — два высокочастотных говоритепя с «сотовыми» рупорами