Страница:Радиофронт 1935 г. №11.djvu/50

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


Рис. 4. Громкоговоритепьный агрегат, изготовленный Ленинградской ЦРЛ. Внизу низкочастотный динамик, вверху — две «пищалки»

Прослушивание происходило в Октябрьском зале Дома союзов. Сцена зала была задрапирована. За драпировкой слева, справа и в центре сцены были помещены три говоритсльных агрегата. Перед сценой находился пульт управления. Студией служил соседний зал, где были расположены три микрофона: соответственно слева, справа и в центре.

Принципиально эта установка тождественна с установкой Стоковского. Каждый из трех микрофонов имеет свой отдельный усилитель и работает на говорительный агрегат, расположенный в зале соответственно местонахождению микрофона в студии. Этим достигается стереоскопичность звучания. Ширина полосы, воспроизводимой установкой, несколько меньше, чем у Стоковского, но все же достаточно большая — от 40 до 12 000 пер/сек (Стоковский на основании своих опытов считает, что для достижения полной есте- ствености нужна полоса до 13 000 пер/сек). Наибольшая неискаженная мощность всей установки около 120 W. Общее усиление доходит до 60 децибел (около одного миллиона раз). Работая полной мощностью, установка дает большую громкость, чем нормальный оркестр (у Стоковского мощность установки — 200 W).

Из трех применявшихся микрофонов два принадлежат к ленточному типу, изготовлены Ленинградской ЦРЛ. Третий микрофон конденсаторный. Два говорительпых агрегата изготовлены тоже ЦРЛ. Каждый из них состоит из одного десятиваттного динамика, рассчитанного на воспроизведение полосы от 40 до 300 пер/сек, и двух «высокочастотных» рупорных говорителей (в просторечии именуемых «пищалками») мощностью по 1 W, воспроизводящих полосу от 300 до 12 000 пер/сек. Третий агрегат был германский, фирмы Телефункен.

Усилители, собранные в лаборатории Грампласт- треста, работают в основном на мощных бариевых

лампах УБ-180. Питание анодов ламп усилителя производилось от выпрямителя, питание накала ламп, а также питание микрофонов — постоянным током (от аккумуляторов).

Каковы же результаты прослушивания работы этой установки?

Для полной об’ективности надо сказать, что результаты были безусловно несколько ниже тех, какие могла бы дать подобная установка. Причиной этому являются два основных недостатка, один из которых возможно случаен, второй же является органическим пороком, который надо устранить. Первым недостатком является значительно меньшая мощность звучания левой (считая от зрителя) группы говорителей по сравнению с двумя другими группами. В то время как средняя и правая группы наполняли звуками зал не только полностью, но порой и с избытком, левая группа была Слышна совсем слабо. Такая неодинаковость конечно искажала звуковую перспективу и была особенно заметна при исполнении тех номеров, которые должны были подчеркнуть наличие этой перспективы. Например, когда человек, разговаривая, прогуливается по студии параллельно линии, по которой установлены микрофоны, то слушатель должен правильно «чувствовать» направление движения говорящего. Вследствие же меньшей мощности левого канала слушателю казалось, что исполнитель, приближаясь к левой стороне студии, одновременно отходит вглубь нее. Этот же недостаток безусловно искажал и звучание оркестра, потому что инструменты, расположенные вблизи левого микрофона, воспроизводились менее громко, чем расположенные в центре и справа.

Вторым недостатком является направленное действие высокочастотных говорителей. В установке Стоковского, как говорилось выше, эта направленность была устранена разделением рупора на «соты», рассеивающие звук в пределах угла в 120°.

Повидимому такое устройство надо считать обязательным, так как в нашей установке направленность высоких частот была заметна резко и звучание в средних частях зала и в боковых было совсем не одинаковым.

Номера, исполнявшиеся во время демонстрации, можно разделить на две группы: на такие, которые должны были подчеркнуть специфичность звучания при наличии трех каналов, — например, репетиция оркестра, передача голоса ходящего по студии человека — и на номера, воспроизведение которых отличалось от обычного лишь в силу того, что установка пропускает очень широкую полосу частот, — проигрывание пластинок, сольное пение, игра на рояли.

Из номеров, относящихся к первой группе, наиболее удачным оказалась передача репетиции оркестра. В процессе репетиции дирижер давал указания музыкантам, заставлял играть по очереди отдельные инструменты и группы инструментов, расположенные в различных частях студии, и слушатели могли отчетливо представить себе, где находится дирижер или играющий в данный момент инструмент. Такая же стереоскопичность наблюдалась и при игре полного оркестра. Слушатель легко распознавал, что басовые и ударные инструменты расположены в правой части студии и т. д.

Передача голоса прогуливающегося по студии человека дает, пожалуй, повод утверждать, что для полной иллюзии недостаточно трех каналов. При нахождении говорящего в промежутке между двумя микрофонами наблюдается довольно резкое ослабление звучания, что создает представление о том, что человек удаляется вглубь студии. Вероятно практически полная иллюзия создалась бы