Страница:Радиофронт 1935 г. №13.djvu/10

Материал из РадиоВики - энциклопедии радио и электроники
Перейти к: навигация, поиск
Выкупить рекламный блок
Эта страница не была вычитана


На этой радиостанции Жид- ковский производил эксперименты, не выходящие за пределы чисто любительских опытов

н. конечно, ни в какой мере не преследующие указанных в обвинительном акте целей «перехвата» секретных военных донесений». Молодой радио- побитель производил нерегулярный прием метеобюллетеней с Эйфелевой башни, которые он передавал по проводу в Киев. Кроме того Жидковский производил систематические наблюдения над влиянием атмос- I феры на радиоприем.

В этот период Жидковский регулярно принимал на длинных волнах радиостанции Киева, Одессы, Бобруйска и Па- онжа.

Таким образом уже по характеру самой работы радиостанция Сергея Жидковского представляла собой крупный общественный и научный интерес. Надсмотрщик киевского телеграфа явился пионером радиолюбительского движения, а плод его усидчивых трудов — первой любительской радиостанцией.

Этого не могли понять ни ротмистры Козубы, ни следователи «но важнейшим делам». Радио являлось для них столь абстрактным полетом человеческой мысли, таким свободомыслящим занятием, которое ни- “как не совмещалось ни с обычным кругом их криминальной деятельности, ни с крестьянским происхождением Жидковского.

Конструктор «подозрительной» радиостанции как опасный враг был заключен в одиночную камеру тюрьмы.

«Шемякин суд» царской юстиции

В защиту Жидковского!

Как судьи сами себя высекли.

Людей, производивших дознание по делу Жидковского, нельзя упрекнуть в том, что они отнеслись к своим обязанностям поверхностно и несерьезно. Наоборот, в течение целого года они с кропотливой усидчивостью собирали все новые и новые подтверждения неопровержимой виновности молодого изобретателя.

Любой факт, любой документ они старались истолковать так, чтобы придать делу желаемый оборот. Даже письмо Жидковского на имя редактора журнала «Вестник знания», в котором

он справлялся об условиях разрешения на установку радиостанции, также было оценено как неоспоримый факт умышленной незаконности существования «частной радиостанции».

Под руководством местного «радиоспеца» штабс-капитана Урванцева были произведены опытные работы иа самой радиостанции, которые показали возможность приема («перехвата», как подчеркнуто в обвинительном акте) радиограмм на больших расстояниях.

В феврале 1915 г., с благословения Главного управления генерального штаба в лице капитана фон Нидермиллера, над крестьянином Сергеем Степановичем Жидковским был устроен «Шемякин суд».

Но этот суд не оправдал надежд создателей громкого дела. Дело в том, что они не сумели сохранить в тайие всех своих натянутых, подтасованных «доказательств», и дело с «подозрительной» радиостанцией попало еще до суда на страницы печати.

Либеральные газеты «Русское слово» и «Киевская мысль» весьма прозрачно намекали на скудоумие и пристрастность следственных властей. Появились злые карикатуры на «излишнее усердие». Даже правая печать — «Новое время» и «Киевлянин» — весьма осторожно говорила о том, что надо как следует проверить «возможность шпионажа».

Дело Жидковского просочилось даже в заграничные газеты, которые также, весьма зло высмеяли «палочную» политику следственных властей.

Таким образом на суде с предельной ясностью выяснилась вся несостоятельность пред’явлениых Жидковскому обвинений. Суд превратился в комедию, а судьи — в жонглеров, неумело орудующих терминами «внешней опасности» и «шпионажа».

Как ни хотелесь ротмистрам Козубам и фои Нидермиллерам расправиться знакомым способом с вольнодумцем, они не могли не считаться с общественным мнением либеральных кругов. Обвинение свелось только к нарушению Жидковским права на разрешение установки радиостанции, и чтобы избежать чересчур громкого скандала- обвиняемый был приговорен к трехмесячному тюремному заключению, которое

он уже отбыл во время произ водства следствия.

Дело быстро замяли. Но его общественного значения затушевать конечно не удалось.

Как растут люди Письмо нз Франции 24 изобретения

Т ак расправлялось царское правительство с рабочими изобретателями, так оно душило талантливых выходцев из народа. Заниматься в то время изобретательской работой, тем более в области радио, было крайне опасно.

Естественно, что радио, замкнутое в узкий круг милитаристических интересов, не могло найти массового широкого развития. Только после революции, с изданием декрета о свободе эфира, радио вступило в годы быстрого и уверенного под’ема, развилось радиолюбительство, открылся свободный путь для рабочего изобретательства.

Что сталось с Сергеем Степановичем Жидковским? Он, как и все лучшие люди нашей социалистической родины, вырос и технически окреп. Кто бы узнал теперь в инженере Юго- Западных дорог бывшего скромного монтера железнодорожного телеграфа.

За последние 10 лет Сергей Степанович внес 24 изобретательских предложения, большинство которых уже реализовано и дало тысячи рублей экономии. Теперь уже никто не будет преследовать его за «подпольное мышление». Наоборот, ему создают все условия для спокойной и плодотворной работы.

...В 1926 г. из Марселя на имя Жидковского пришло письмо. Редакция журнала «La te- legraphie Jans fils Moderne» весьма любезно просила Жидковского написать статью о первой любительской радиостанции в России.

Из скромности Сергей Степа нович ответил тогда вежливым отказом. Он и не мог поступить иначе.

Только теперь, в связи с исполнившимся недавно сорокалетним юбилеем радио, мы рассказываем о мытарствах первого русского радиолюбителя.

Юрий Добряков

По материалам С. С. Жидковского и К. NI. Рязанова